Суббота, 04 Декабрь 2021 22:27

Новая дружба

Оцените материал
(0 голосов)
  • Автор: Lesbiyawn
  • Рейтинг: PG-13
  • Жанр: комедия
  • Количество: 7 стр.
  • Перевод: Rayllin
  • Пара: Хоук/Изабела
  • Примечание: Посвящение: Этот перевод посвящается kivina. Эта страшная женщина заставила привести свой подарок в приличный вид и поделиться с окружающими. Оригинал текста: https://archiveofourown.org/works/31782517

Киркволл решительно неприятный.

 

Неприятный — подходящее слово. Город определённо не являлся приятным. Но нога Изабелы ступала и по худшим местам. Куда худшим местам. Город цепей лучше, чем дно Амарантайского океана, к примеру.

 

Город был невероятно скучным. Хуже этого ничего нет, уж Изабела-то ручалась. Она бы в жизни не признала, что "скучает по дому", что бы это ни значило для неё самой, но торговцы в выкрашенных шелках и яркие ядовитые лягушки Лломерина хотя бы устраивали пиршество для глаз. Пусть любой из них и без колебаний остановил бы твоё сердце, если ты окажешься слишком близко.

 

Ухмыляющиеся головорезы всё ещё стояли за прилавками Киркволла, пусть и в заметно более тусклых одеждах. Что касалось местной смертельной фауны... Ботинки Изабелы на прошлой неделе атаковал дикий кот.

 

Изабела знала: город — это его люди. И на первый взгляд население Киркволла ей так же приятно, как и чёрная гадость, которую она обнаружила на подошве своего ботинка после первого прохода через Клоаку. Ривейни были как бельмо на глазу в большинстве южных городов Тедаса, особенно она, в туго зашнурованном корсаже и без штанов. Её кожа ярко выделялась на фоне бледных, с запавшими глазами жителей Киркволла. Даже гномы, эльфы и другие не коренные жители города казалось сливались с тусклыми серыми стенами, стоило им прижиться.

 

Изабела поклялась, что не задержится здесь надолго. Что с ней этого не случится.

 

Со своей удачей Изабела с лёгкостью натыкалась на знакомые лица. Хайдер уже лаял ей в спину, как бешеный мабари, пока она рассекала по докам, как рыба в воде.  Изабела никогда особо не пыталась залечь на дно. Но у неё было так мало друзей в городе, что она была готова на всё, лишь бы сохранить шкуру. Это, к сожалению, означало, что ей придётся близко сотрудничать с Лаки. Одетыми, хвала Создателю —  Изабела, может, и потеряла всё во время шторма, но она скорее позволила бы морю себя поглотить, чем опустилась бы так низко. Он определённо не был другом, едва ли контактом и несомненно неудачником.

 

Её первым настоящим другом стал безбородый гном с украшениями в ушах и крутым арбалетом за спиной. Ей показалось забавным, что гном вышел из дома без бороды, но смешки умерли у неё в горле, когда она заметила потрясающие волосы у него на груди. Её тип мужчины.

 

Варрик Тетрас стал её любимым собутыльником. Не то чтобы у него была большая конкуренция, но после нескольких неудачных попыток Изабела обнаружила, что с ним ей не приходилось притворяться, что ей приятна его компания. Смех лился так же легко, как эль, и болтовня с Варриком заняла первое место в списке её любимых занятий в Киркволле. Стоило отдать ему должное — гном был отличным рассказчиком.

 

Поправка. Болтовня с Варриком была её любимым занятием. Теперь он серебряный призёр. С тех пор как первое узурпировала ферелденка с чёрной чёлкой и пронзительными голубыми глазами.

 

Проводить время с Хоук, не важно как именно — это хорошо проводить время. Убивать членов Общества на тёмных аллеях, пытаться споить друг друга или придумывать как бы поддразнить Авелин, чтобы порадовать Изабелу. Её так давно не пытались радовать. Цель Изабелы — добавить в этот список секс с Хоук. Хоук заинтересована, она знает, просто играет с ней в недотрогу. Изабелу это устраивает. Всё же самые ценные сокровища не находят на обычном рыночном прилавке у всех на виду.

 

Нет, сейчас-то Хоук ковыляет по Нижнему городу, икает и всеми силами пытается остаться на ногах. Но не Изабеле осуждать. У неё уже пульсирует голова и она знает, что утром её ждёт ужасающее похмелье.

 

— На что смотришь, Хоук? — она спрашивает, делая глоток из украденной бутылки. Неварранское бренди, если она правильно читает этикетку.

 

— Раз... Разбойники. Что-то около... хм... десяти. Кажется, — говорит Хоук. Глаза у неё сощурены.

 

— Кажется?

 

— Может быть, пять. Уверена, у меня двоится в глазах, — Хоук дёргает головой в сторону Изабелы, посылает ей кривую ухмылку и кривится. — Дерьмо. Не надо было делать это так быстро.

 

Изабела смотрит на место, к которому прилип взгляд Хоук. Она замечает в тенях несколько фигур в плащах. Очевидно, они готовят засаду.

 

— Диллетантыыыы, — Хоук запинается, — если уж моя пьяная задница может заметить их с такого расстояния. Мы с ними справимся.

 

Изабела наблюдает, как Хоук хватается за свой двуручный меч, безуспешно пытаясь вытащить его из ножен. Трижды. Изабела снова смотрит на засаду. Она вздыхает, когда замечает ещё десять человек за углом.

 

— У тебя в глазах не двоилось. Или у нас обеих двоится и в таком случае нам вдвойне пиздец.

 

Хоук насмешливо фыркает.

 

— Да ладно, Изабела. Ты в это не веришь. Помнится, ты сама говорила, что разбойники это просто неопытные мужики, которые сами себе прекрасно зарежут кухонными ножами.

 

Изабела смеётся.

 

— Это я сказала? Я весьма забавная.

 

— Готова поспорить, они все будут мертвы меньше, чем за пять минут и мы продолжим нашу весёлую гулянку по Нижнему городу.

 

— Пока на нас не выпрыгнет следующая партия, ты имеешь в виду.

 

— Пожалуйста, Изабела, немного веры.

 

Пока они идут к месту засады, Изабела смотрит на бутылку в своих руках. Она предлагает её Хоук.

 

— Не хочешь сделать последний глоток?

 

Хоук склоняет голову набок и соглашается. Когда она заканчивает, Изабела поворачивается к группе, замахивается и кидает бутылку в ближайшего разбойника — он без шлема и его жирная голова торчит из-за угла — достаточно большая цель. Разумеется, она попадает, бутылка от столкновения разлетается на осколки и мужчина с глухим стуком растягивается на земле. Вокруг него растекается жидкость и Изабела не уверена, что там только бренди.

 

— Один готов, — считает Хоук. — Значит тебе остаётся четверо. Как думаешь, справишься?

 

— Она спрашивает, могу ли я справится с четырьмя неопытными людьми. Хоук, подумай, с кем ты разговариваешь.

 

Она слышит, как Хоук резко смеётся, а затем с криком врывается в засаду.

 

Изабела вытаскивает из-за спины Серцееда и Предателя и следует за Хоук, пусть и не столь бесцеремонно. Один из разбойников бежит на неё с коротким мечом, но без щита. Изабела с лёгкостью уворачивается и всаживает кинжал в незащищённую шею. Он булькает и дико размахивает мечом. Изабела уклоняется, и тело падает на землю.

 

Следующие двое не так очевидны в своих атаках. Они кружат вокруг неё, а третий пускает стрелы с безопасной дистанции. Изабела слышит, как они свистят над ухом, ближе, чем она ожидала бы от неопытного лучника.

 

Одна из стрел пролетает неприятно близко от её шеи, и Изабела притворяется раненой. Она усмехается, когда один из разбойников становится слишком самоуверенным и бросается на неё. Забавно смотреть, как он вписывается лицом в стену после подножки Изабелы. Его товарищ по оружию рычит от злости и бросается на неё, в этот раз выставив перед собой щит. Этот хоть немного соображает. Ему даже удается выбить Изабелу из равновесия, когда она принимает грудью удар щита. 

 

Изабела замечает, что лучник готовится выстрелить и дразнит его, давая хорошенько прицелится в лицо. Когда лук натягивается, она быстро уклоняется и на её месте оказывается разбойник. Разумеется, стрела прилетает мужику чётко в затылок.

 

— Вот дерьмо! — Она слышит шипение лучника одновременно со звуком падающих стрел. Мужик со щитом опускается на землю перед ней. Изабела наблюдает, как лучник бежит дальше по улице, а стрелы сыплются из его колчана словно оставляя след из крошек. 

 

Она слышит хрипы и рычание, поворачивается, чтобы увидеть как Хоук борется с двумя разбойники. Оба больше неё и лучше защищены. Двуручник Хоук лежит на земле рядом с тремя окровавленными трупами. Один из разбойников держит Хоук за плечи, пока она ногами отбивается от второго. Он бы ударил её в грудь, если бы Хоук ногой не прописала ему в челюсть. Хоук косится на держащего её разбойника и ухмыляется. Она наклоняет голову вперёд и резко бьёт его затылком. Изабела поклясться готова, что слышит хруст ломающегося носа и видит, как здоровый мужик хватается за лицо и визжит. На его руки течёт кровь. Пока они оба отвлекаются на лёгкие травмы, Хоук подбирает свой меч с земли и крутится, рассекая обоих. Они падают на землю со вскрытыми грудными клетками.

 

Хоук замечает, что Изабела смотрит на неё, и вскидывает брови. 

 

— Наслаждаешься шоу?

 

— Крутануться — красивый штрих.

 

Изабела отрывает кусок ткани с одного из трупов и вытирает клинки от крови, перед тем как убрать их обратно в ножны.

 

— Вдохновилась от одной знакомой негодяйки, — говорит Хоук. — Она вечно выделывается, даже если это оставляет её открытой для атаки.

 

— Я пират, Хоук. Скромность мне не к лицу, — Изабела ухмыляется шире под раздражённым взглядом Хоук. — Всё лучшее, чтобы моё шоу оставалось на плаву.

 

— Не ты ли устроила мне разнос, стоило только назвать бригантину кораблём? Или только тебе можно так выделываться?

 

— Я капитан...

 

— Была. Я всё ещё не видела твоего прекрасного корабля.

 

Ох уж эта Хоук. Она невыносима. Повезло ей, что она ещё и прекрасна. 

 

— Брось. Как опытный капитан, я могу делать всё, что пожелаю. И та бригантина была не просто каким-то кораблём. Она была настоящим произведением искусства. Тот торговец совершенно её не заслуживал. Он понятия не имел, как удовлетворить такую даму.

 

— Ммм, готова поспорить, он не стоял за штурвалом.

 

— Крадём мои шутки, не так ли?

 

— Ты так часто их повторяешь — я решила, что это общественное достояние.

 

Губы Хоук совершенно неподвижны, но её глаза искрятся.

 

— Ты продолжаешь меня оскорблять. Я начинаю задумываться, зачем держу тебя рядом.

 

— Держишь меня рядом? Это ты вечно следуешь за мной по пятам. Даже Адмирал так не жаждет моего постоянного внимания, как ты.

 

— Сравниваешь меня со слюнявым мабари. Вот это подкаты, Хоук.

 

— Спроси любую из девочек в "Розе". Они мои подкаты оценят.

 

Изабела смеётся.

 

— Ох, посмотри, что ты наделала! Ты отвлекла меня от идеальной двусмысленности этой хлёсткой репликой.

 

— Ты предсказуема, Изабела.

 

— Сейчас ты заходишь слишком далеко, — предупреждает Изабела, тыкая Хоук пальцем в грудь. Она держит палец на месте и убирает, как только Хоук смотрит вниз. Хоук одаривает её совершенно милым взглядом: брови подняты, глаза широко распахнуты. — Попалась.

 

Хоук смеётся и закатывает глаза.

 

— Ребячество.

 

Изабела наклоняется и начинает обшаривать карманы нападавших. Она слышит в голове бесплотный голос некой стражницы, насмешливо бормочущий что-то об отсутствии порядочности. Горсть серебра и несколько отмычек для неё довольно-таки порядочна. А вот ещё один тигровый глаз уже не очень. Серьёзно, Изабела ещё не сталкивалась с такой одержимой драгоценными камнями бандой.

 

Она замечает, что Хоук с ужасной тоской смотрит на разбитую бутылку бренди.

 

— Тебе, правда, нужно было её бросать? Там ещё немного оставалось.

 

— Если ты не против, что я буду и дальше “трахать тебе мозги”, как ты выражаешься...

 

— Я совершенно точно так не “выражаюсь”...

 

— ... то будет ещё немало украденных бутылок бренди в будущем.

 

— Женщина моего сердца, — подтрунивает над ней Хоук. — Скажи мне, Изабела, ты украла много неварранского бренди за время своих плаваний?

 

— Хочешь убедится, достаточно ли я хороша? Могу заверить, что да. Может, не в краже неварранского бренди, но я точно не новичок в краже алкоголя. 

 

— Какой лучший?

 

— Алкоголь? — после кивка Хоук она продолжает, — хмм. Может, когда мы захватили судно, перевозившее кое-что для удовлетворения плотских желаний, да столько, что хватило бы затопить Орзамар на неделю.

 

— Плотских? Как в...

 

— Да, именно так. Это орлесианский ликёр с ионической резьбой* на дне каждой бутылки. Определённо приятное зрелище для всех мужчин в моей команде, страдавших от воздержания.

 

— Смогли свистки смочить? 

 

— В обоих смыслах.

 

Они фыркают.

 

— Возможно, мне стоит найти себе бутылку. Украдешь одну для меня, Изабела?

 

— Зачем? Сама страдаешь от воздержания? — она повисает у Хоук на плече. — Я прямо здесь, сладкая, и намного лучше в постели, чем бутылка крепкого алкоголя.

 

Пьяная Хоук очаровательно краснеет. Она заикается, путается в словах, не в состоянии придумать достойный ответ.

 

Изабела смеётся и чмокает её в щёку.

 

— Мы вернёмся к этому разговору, когда ты протрезвеешь.

 

Перед тем как они успевают сказать что-то ещё, из-за их спин раздаётся третий голос.

 

— Эй! Ты Хоук? — Обе резко разворачивается и видят гнома в капюшоне, наставившего на них клинок. В тонких кожаных доспехах, с фиалами, закреплёнными на груди, он выглядит опытным головорезом. Или более опытным, чем типичный бандит из Нижнего города (не то чтобы это было особенно сложно).

 

— Эм... нет? — пытается Хоук, пожимая плечами для большей достоверности. Она слишком вымотана, чтобы придумать едкий комментарий, думает Изабела.

 

— Да! Да, это ты! У тебя эта дурацкая красная метка на носу! —  Хоук скашивает глаза, чтобы проверить его заявление. Красное пятно — явный признак. Кто-то мудрый мог бы посоветовать Хоук маскировать такую явную отличительную черту. Изабела явно не тот человек — не с её ансамблем, который она отказывается менять, и характерными клинками, закреплёнными на спине. 

 

— Дурацкая? Хватило же наглости.

 

— Парни, мы её нашли!

 

Разумеется, дюжина гномов тут же показывается из переулков и окон. Двое более крупных с кувалдами незаметно подходят к говорившему гному в капюшоне. Изабела резко разворачивается, прижимаясь спиной к спине Хоук, чтобы не дать их окружить.

 

— Тебе не стоило красть у Хартии, Хоук!

 

— Проклятье, — ворчит Хоук, вытаскивая двуручник, — какой прок в надёжном гноме, если он не может заплатить своим собратьям?

 

— Справедливости ради, ты украла всю поставку лириума. Если бы Варрик смог это уладить, тебе бы пришлось отправить его на север, чтобы он закончил войну кунари с империей.

 

— Варрик, водящий дружбу с кунари и Тевинтером? Хотела бы я на это посмотреть. — Хоук хрипло смеётся. — А Андерсу нужна была эта поставка, чтобы лечить беженцев.

 

— Впечатляющее достижение, сладкая. Даже если и слишком альтруистичное для меня.

 

— В следующий раз я украду для тебя одну из церковных статуй. Думаю, я смогу отбиться от нескольких раздражённых сестёр.

 

Изабела смеётся.

 

— Кража и богохульство? Ох, Хоук, прекрати, ты меня заводишь и отвлекаешь.

 

— Вы двое когда-нибудь затыкаетесь? — кричит один из гномов с кувалдой и бросается на Хоук.

 

Хоук оглядывается на Изабелу и подмигивает ей.

 

— Зануда.

 

Так что Киркволл всё ещё решительно неприятный. Но Хоук?

 

Хоук решительно не неприятная.

 

Конец

 

Примечания:

 

* Вид резьбы на ионической колонне. Каждый думает в меру своей испорченности. )

Прочитано 46 раз Последнее изменение Вторник, 07 Декабрь 2021 11:26
Другие материалы в этой категории: « Раскаяние

Комментарии  

 
0 #1 Yonakano 31.12.2021 12:30
Всё никак руки не дойдут до этой игры, однако она мне уже прямо как родная)).
Хотя, конечно, артов, комиксов и фанфиков могло бы быть и побольше.

Здорово было найти этот фанфик, бодрый, местами смешной, и, по-моему, вполне каноничный).
Спасибо Автору за работу).
Цитировать
 

Добавить комментарий