Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: Зарубежная тематическая литература

Лесбийская тема в литературе 14.11.2017 19:32 #18285

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
1019770940.jpg


Автор: Ли Льеж
Название: Марионетки в ящике
Издательство: Издательские решения
Год: 2017


Описание (взято с ЛовРид):
Местные жители называют этот затерянный в лесу особняк Вырастающим домом. Пятеро подростков заперты в нём, как в ящике. С каждым днём тайн всё больше. Кто и с какой целью собрал их здесь? Откуда приходят письма с обвинениями в убийстве? И, наконец, что за Спектакль ожидает их впереди? Добро пожаловать в Театр Марионеток!

Впечатления:

Книга особенно понравится поклонникам "Десять негритят" и "Призрак дома среди холмов".
Таинственный особняк, затерянный в глухомани, группа людей, не имеющие возможности его покинуть и целый ворох скелетов, спрятанных по шкафам. В общем, наследие классиков неизменно привлекает современных авторов.
И, должна признать, иногда у них получаются вполне неплохие вещи по старым канонам.
Книга действительно интересная, тайны - таинственные, а герои - живые и яркие.
И даже для классической сёдзё-айной истории место нашлось))) В буквальном смысле - сёдзё-ай, потому как среди главных героев присутствует и японка.
Вот о ней и поговорим.

Подобно своим невольным товарищам Сора тоже не случайно была выбрана таинственным Создателем для участия в Театре Марионеток. Хотя её история, пожалуй, более печальна, чем у других участников Представления и не зря ей уготована роль Жертвы.

Невзрачная замкнутая девушка ни на секунду не расстаётся с красавицей-куклой, которую называет Хиной. Эта кукла - не только память о родине, но и о самом близком человеке, в смерти которой Сора винит себя до сих пор.

"...я подумала, что лучше я буду без неё, чем она будет жить без меня".

Сора и Хина познакомились ещё когда были маленькими детьми.
Именно тогда девочка из богатой семьи, сжалившись над сиротой, подарила ей свою куклу:

Хина что-то ласково проворковала в ответ. Но ведь я смотрела не на куклу. Я смотрела на неё.

Родители Хины были так добры, что взяли Сору под своё крыло и даже пристроили её в одну школу со своей дочерью.
Постепенно Хина становится для Соры всем, но взрослея, Сора понимает, что рано или поздно пропасть в социальном положении их разлучит.

Всё, о чём я по-настоящему думала и беспокоилась, – это как уговорить Хину отправиться в путешествие со мной. Ха! За минувшие годы наша дружба стала главной и единственной моей драгоценностью, пожертвовать которой я не решилась бы ни за что на свете, даже за обещание лучшей судьбы.
Но жизнь без Хины виделась мне совершенно бессмысленной.


Я думала, что в моём отношении к Хине куда больше настоящего чувства, чем во всех этих людях – скучных, тусклых, безрадостных, занятых мелкими проблемами.

Сора решает, что единственный выход не разлучаться с подругой - это и вовсе уехать из Японии и начать новую жизнь в новом месте.
Но в отличие от Соры, у которой не было ничего, кроме Хины, последней было, что терять.

– Хина, ты действительно никогда не бросишь меня?
– Конечно, – снова слегка удивившись, ответила Хина. – Разве может быть иначе?


– Хина-тян, пожалуйста, не бросай меня! Я же люблю тебя!
– Я тоже тебя люблю, Сора, – успокаивающе кивнула она.
– Нет, нет, ты не понимаешь! Я люблю тебя!
Хина горько вздохнула и опустила голову. Я вдруг увидела, насколько ей сейчас неловко, как тягостен ей этот разговор и с каким усилием она сдерживается, чтобы не оттолкнуть меня. Что-то тяжёлое оборвалось у меня в груди и стало больно дышать.


– А ты – всё, что у меня есть. – сказала я и отвернулась. Я могла бы наговорить ещё много подобного, меня изнутри будто жалили змеи. Откуда-то всплыли в памяти дурацкие, пошлые выражения про глаза и небеса, про грудь, льнущую к груди, про рыдания и влажные от слёз рукава.

Впоследствии этого разговора, убедившись, что чувства Хины не настолько сильны, Сора сбегает на корабле одна, попутно переболев оспой.
А Хина вскоре умирает, потому что, по чистой случайности заражается оспой от Соры.
Но перед смертью просит родителей отправить Соре в Европу посылку с той самой куклой.
С тех пор Сора верит, что душа Хины живёт в кукле и дорожит ею больше всем на свете.

Кстати, продолжая юрийную тему - очень неожиданный поворот в отношении Козетты к Соре.
Если вначале обе девушки испытывали друг к другу неприязнь, то в конце Козетта предлагает Соре остаться с ней.
Я думаю, судьба подарила девушке второй шанс, потому что Козетта - это не изнеженная Хина, с ней Сора точно не пропадёт))))

Читать
[/size]
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 14.11.2017 19:36 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 30.11.2017 19:03 #18394

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
1003878-auteure-sarah-waters.jpg


И наконец-то я добралась до произведений Сары Уотерс.
Причём, учитывая масштабы её творчества относительно нашей темы, следует сказать пару слов и о самой писательнице.

Родилась 21 июля 1966 г. в маленьком портовом городке Нейланд в валлийском графстве Пембрукшир. Отец работал инженером на нефтеперерабатывающем заводе, мать была домохозяйкой. О детстве в родительском доме и отношениях с сестрой Уотерс сохранила самые теплые воспоминания; по её словам, в семье царили мир, любовь и гармония.

После школы Уотерс изучала английскую литературу в университете Кента. Степень магистра она получила в университете Ланкастера, где написала диплом на тему лесбийской исторической прозы. Затем, в престижном Лондонском университете королевы Марии, защитила докторскую диссертацию под названием «Волчья шкура и тога: историческая проза лесбиянок и геев с 1870 г. до наших дней». Работая над диссертацией, Уотерс изучала порнографические произведения 19-го века и там почерпнула замысел для своего первого романа, "Tipping the Velvet", к написанию которого приступила сразу же после защиты.

Слава к Уотерс пришла после написания лесбийского романа-бестселлера «Tipping the Velvet» (дословно: «Касаясь бархата кончиком языка» (викторианская аллегория куннилингуса), в официальном русском переводе: «Бархатные коготки») (1998).
Её перу принадлежит также роман «Affinity» («Нить, сотканная из тьмы») (1999), получивший Stonewall Book Award и Премию Сомерсета Моэма. Следующие два романа писательницы, «Fingersmith» («Тонкая работа») (2002) и «The Night Watch» («Ночной дозор») (2006), были номинированы на самые престижные литературные премии: Букеровскую премию и на премию «Оранж».
В 2009 году вышла книга «The Little Stranger» («Маленький незнакомец»), заработавшая для Уотерс третью номинацию на Букера.
Её последний роман «The Paying Guests» («Постояльцы») был издан в конце 2014 года.


Лично я с большим интересом ознакомилась бы с её научными исследованиями в области лесбийской литературы. На мой взгляд, для ЛГБТ-истории труды Уотерс должны представлять большую ценность. Потому что скрупулёзно исследовать такой объём материала... Это большая работа.

Поэтому относительно творчества писательницы можно сказать, что оно имеет некую историческую достоверность.
И поэтому читать её книги особенно интересно). Тем более что в произведениях Уотерс любовные отношения между героинями находятся в центре сюжета. Что, опять же немаловажно, потому что чаще всего лесбийская тема в литературе тех авторов, у которых она присутствует, носит либо чисто декоративный характер, либо отодвинута на задний план. И очень-очень редко лесбиянка становится главной героиней сюжет. Лично я могу вспомнить только разве что "Кармиллу", и, возможно, парочку современных новелл. Но масштаб всё равно не тот.

Итак, что же предлагает нам Уотерс?
Лично я очень люблю исторические романы. Со всей соответствующей детализацией и описанием быта. А автор подходит к деталям достаточно серьёзно. И привлекательно то, что лесбийские отношения гармонично вписаны ту, давнишнюю реальность. В общем, мы можем прочесть, как это было в те времена. С какими трудностями приходилось сталкиваться героиням тех лет, и как они эти трудности преодолевали. Потому что автор даёт своим персонажам шанс быть счастливыми).

К тому же, полагаю, Уотерс и сама относится к ЛГБТ-сообществу). Хотя касательно её личной жизни ничего не нашла.
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 30.11.2017 20:51 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 30.11.2017 20:37 #18395

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
127646.jpg


Автор: Сара Уотерс
Название: Тонкая работа
Издательство: Эксмо, Домино
Год: 2007


Описание:

Юная Сьюзен, оставшись с рождения без матери, выросла среди воров и жуликов, которых, тем не менее, считала своей семьёй.
В один прекрасный день у мошенников возникает гениальный план - присвоить наследство богатой девушки, живущей в уединённой глуши. Но для этого Сьюзен должна отправиться к ней под видом служанки, чтобы втереться в доверие и помочь подельнику соблазнить девушку.
Но всё вышло не так, как было задумано изначально.

Впечатления:

По этому роману существует две экранизации: "Бархатные пальчики" - европейский фильм, довольно старый, я его ещё не смотрела, и корейский "Служанка" - который, сохраняя общий замысел, существенно отличается от литературного оригинала. Лично мне фильм очень понравился, в каком-то смысле даже больше самой книги. Но и "Тонкая работа" заслуживает не меньшего внимания.

В создании истории автор использует классические варианты сюжета: подмена детей, обретение своей настоящей семьи, наследство, злобные родственники и море интриги. И дополняют всё это чисто этические нюансы: предательство, прощение, искупление и обретение выстраданного счастья в конце. Как я уже говорила - Уотерс даёт своим героиням шанс на счастливый финал.

Кстати, по поводу финала - всё же мне с трудом верится, что мадам Саксби оказалась до такой степени коварной. Не просто вернуть свою собственную дочь и вместе с ней получить немалую часть денег, но погубить другую, которая выросла при ней и заграбастать всё наследство.
Вот для Джентльмена такой подход к делу - вполне ожидаем. Но Саксби, всё же, в большей степени мать для Сьюзен, чем для Мод. Последняя, по сути - абсолютно чужой для неё человек. И никаких дочерних чувств так и не выказывает.
Впрочем, возможно, что в конце миссис Саксби всё же раскаялась в том, как подло поступила со Сьюзен. Ведь не зря она так и не сказала ей всей правды.

Джентльмен ушёл как-то неожиданно. Я всё ждала, что вдруг он сделает что-то такое, что оправдало бы его прозвище.
Но, увы. Если и мог - то не успел.
Впрочем, похоже, что его смерть нужна была больше для того, чтобы переломить ситуацию.

А вот Неженка умилила. Несмотря на то, что она казалась недалёкой девицей, в трудный момент проявила необыкновенную преданность по отношению к Сьюзен.

Несмотря на воссоединение в финале, честно говоря, не очень верю, что всё оказалось так просто (да нет, на самом деле всё было ОЧЕНЬ сложно). Любовь... не может выжить в ядерных условиях. Например - после предательства.
А как ни крути, но Сьюзен была готова бросить Мод в сумасшедший дом. И позволила Джентльмену довести свой брачный умысел до конца. Прекрасно зная, что Мод его ничуть не любит. Да, Сьюзен мучилась угрызениями совести, но всё же была готова сломать девушке, которую любила, жизнь.
Но обстоятельства сложились так, что Сьюзен сама упала в яму, которую помогала рыть для Мод.
Возможно, что все те страдания, которые выпали на долю Сьюзен стали для неё искуплением своей слабости и малодушия. Ведь это Мод могла быть на её месте, это для неё Сьюзен готовила такую участь.
Ну и конечно, её можно пожалеть. Ведь с самого начала её собирались пустить в расход.
Так что, да. Возможно, она заслужила прощения Мод.

А ещё мне кажется несколько неправильным, что Мод вернулась то место, где она была так несчастлива. И занялась тем, что так должна ненавидеть. Впрочем, уж за что можно поблагодарить её дядюшку - он дал ей профессию.
Как-никак, а заработать на жизнь можно.
Думаю, этим самым Уотерс сообщает, что не вся порнография была написана мужчинами.

В общем... хороший лесбийский роман со счастливым концом)

Читать
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 30.11.2017 21:14 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 03.12.2017 19:04 #18417

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
1_14_155.jpg


Автор: Сара Уотерс
Название: Ночной дозор
Издательство: Эксмо, Домино
Год: 2008


Описание (взято с ЛовРид):

На этот раз викторианской Англии писательница предпочла Англию военную и послевоенную. Несколько историй беззаветной любви и невольного предательства сложно переплетенными нитями пронизывают всю романную ткань, а прихотливая хронология повествования заставляет, перелистнув последнюю страницу, тут же вернуться к первой.

Впечатления:

Самый волнующий, трепетный и трогательный роман на тему лесбийских отношений, который мне когда-либо попадался. Хотя если быть точной - не так уж и много их было, да и там приходилось собирать интересующую тему по крошкам.
Книга настолько хороша, настолько наполнена всем тем, о чём я так долго хотела прочесть, что даже не верится.
И, в аннотации верно говориться - прочитав последнюю страницу невольно хочется вернуться к первой. Потому что хронология идёт в обратном порядке. И самое начало, когда автор изображает жизнь героев в первые годы после войны - опустошённых, не могущих найти своего места и счастья в мире, где война закончилась, больше не падают бомбы, больше не нужно бояться умереть под завалами. Но в то же время это мир, которому такие, как Кей и Микки - больше не нужны.
Теперь, когда жизнь возвращается в своё привычное русло, в том числе и привычную систему гендерных стереотипов, а дамы с облегчением скинули военную форму и облачились в платья, женщины вроде Кей вынуждены ловить на себе неодобрительные взгляды прохожих.
Война стала возможностью проявить себя, ощутить свою полезность, помогать людям, делать что-то, что наполняло жизнь смыслом.
Но после её окончания Кей осталась на обломках собственной жизни.

«Вот, значит, в кого ты превратилась, – сказала себе Кей, – в личность, у которой все часы остановились и кто время определяет по калекам у парадной двери».

Порой она металась по комнате, словно и впрямь обезумела. А то часами сидела неподвижно – мертвее тени, что все же переползала по коврику. Тогда даже себе она казалась призраком, который стал частью ветхого дома и растворяется в сумраке, что пылью скапливался в свихнувшихся углах.


Постоялица мистера Леонарда ему нравилась. Нравились ее смелая стрижка, мужская одежда и четкий изящный профиль. Наверное, раньше она была летчицей, сержантом в женском полку ВВС или что-нибудь в этом роде – иными словами, одной из тех женщин, кто столь вдохновенно воевал, а теперь оказался не у дел.

Впрочем, у Кей дела обстоят не так печально. Душевные драмы переносятся куда легче, если не приходится ежедневно думать о том, как заработать на хлеб насущный.
А вот у её близкой подруги Микки помимо прочего, приходится сталкиваться и с трудностями материального характера.

Микки пожала плечами. В гараже она работала лишь потому, что это было одно из немногих мест, где женщина могла носить брюки. В отличие от Кей, у нее не было состоятельной семьи и собственного дохода, а посему приходилось где-то работать. Сейчас она подумывала найти место шофера. Ей нравилась мысль вновь крутить баранку и выезжать из Лондона.

Кей отвернулась. Все это время она говорила с наигранной легкостью, как и прежде, стараясь скрыть истинные чувства, которые в ней закипали, обескураживая и пугая. Вот Микки, которая живет на фунт в неделю и тотчас готова им поделиться из одной лишь сердечности. А вот она сама – денег что грязи, абсолютно здоровая, но прозябает, словно калека или крыса.

И конечно же вместе с этим важное место в романе отводится теме любви, верности и тому, как всё это выживало в обществе, которому ещё ОЧЕНЬ далеко до брачного равноправия и лояльности к гомосексуальным отношениям.

– И все ж таки. Хорошо тебе, Кей, с крошкой Хелен, шелковыми пижамами и прочим строить из себя поборницу благородства, этакого Лучшего Друга Розовых. Но твой случай – невероятная редкость. Большинство же... Взять хоть Микки и меня. Что у нас есть?

– Говори за себя! – Микки закашлялась.

– Джин тебя рассиропил, – сказала Кей. – Так и знала, что ранняя пьянка к добру не приведет.

– Дело не в джине. Я серьезно. Вот скажи честно: неужели такая жизнь никогда тебя не тяготила? Все это хорошо по молодости. Когда тебе двадцать, это и вправду заводит. Скрытность, напряг... настраивают тебя, словно арфу. Когда-то девушки казались сказочными существами... все эти бешеные вспышки из-за чепухи, вечеринки, угрозы вскрыть себе вены в туалете и всякое такое. Мужики – тень, бумажные куколки, пацанята! Чего там сравнивать! Но потом наступает возраст, когда видишь всю правду. Приходит время, когда ты уже просто выхолощена. И понимаешь, что с этой чертовой игрой покончено... Теперь мужики кажутся чуть ли не привлекательными. Иногда я всерьез подумываю найти себе какого-нибудь славного парнишку, чтобы угомониться с ним, этакого тихоню-парламентария от либералов или что-нибудь в этом духе. Так было бы спокойно.

Вообще-то, Кей переживала нечто подобное. Но это было еще до войны, до того как она встретила Хелен. Сейчас она хмуро сказала:

– Глубокий безмятежный покой супружеского ложа после шурум-бурума сапфического [36] шезлонга.

– Именно.

– Какая чушь!

– Я серьезно. Погоди, вот доживешь до моих лет... – (Бинки было сорок шесть), – когда по утрам просыпаешься и видишь рядом с собой огромные равнины несмятых простыней. Тогда поглядим на твое благородство... Ведь даже детей нет, чтоб было кому позаботиться в старости.

– Господи! – воскликнула Микки. – Ну давайте прямо сейчас перережем себе глотки и разом с этим покончим!

– Хватило б духу, я бы именно так и сделала, – сказала Бинки. – Только служба и держит. Хвала Господу за войну, вот оно как! Если хотите знать, меня приводит в ужас мысль, что вновь наступит мир.


Читая это я думала о том, под каким давлением вынуждены были жить наши "сёстры по разуму", когда постоянно приходится оглядываться по сторонам. Но в каком-то смысле - трудности - это своеобразная проверка на вшивость.
Если женщина действительно любит тебя и ей плевать на мнение общества - то с такой женщиной можно смело идти по жизни до самого конца.
Потому что на банальности времени не отпущено.

Но тем не менее, судьба героев в романе остаётся открытой. Автор словно оставляет их на распутье, а читателю лишь остаётся надеется, что у них хватит сил найти себя, свою любовь и место в новой, послевоенной жизни.

Шедевр!

Читать

Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 03.12.2017 19:53 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 04.12.2017 19:27 #18422

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
Cover1.jpg


Автор: Сара Уотерс
Название: Нить, сотканная из тьмы
Издательство: Эксмо, Домино
Год: 2009


Описание (взято с ЛовРд):

Замысел "Нити, сотканной из тьмы" возник благодаря архивным изысканиям для академической статьи о викторианском спиритизме, которую Уотерс писала параллельно с работой над "Бархатными коготками". Маргарет Прайор приходит в себя после смерти отца и попытки самоубийства. По настоянию старого отцовского друга она принимается навещать женскую тюрьму Миллбанк, беседовать с заключенными, оказывая им моральную поддержку. Интерес ее приковывает Селина Дауэс - трансмедиум, осужденная после того, как один из ее спиритических сеансов окончился трагически. Постепенно интерес обращается наваждением - ведь Селина уверяет, что их соединяет нить, сотканная из тьмы...

Впечатления:

Финал и правда очень неожиданный. Сюжет книги выстроен таким образом, что важные детали скрыты между строк - это история самой Селины, которая теряется на фоне сердечных переживаний Маргарет.
Поэтому, прочитав последнюю страницу и почесав затылок, я, уже отдельно перечитала записи Селины. Вот тогда картина сложилась.

А так до самого конца верилось, что Селина и правда обладает неким даром, и что она просто жертва обстоятельств и что в финале они с Маргарет будут вместе.
В принципе, в каком-то смысле Селина и правда жертва обстоятельств. Того самого чужого влияния, о котором неоднократно говорится в книге.

На самом деле, несмотря на всю чудовищность положения, в котором оказалась Маргарет, несмотря на фантастическое подлое коварство, в таком финале присутствует и своеобразная справедливость. Или точнее - суровый реализм.

Потому что главная тема книги не только сила любви, но ещё больше - сила воли.
И в конце становится понятно, что конфликт выстроен вокруг противостояния двух женщин: нежной чувствительной Маргарет и беспринципной прагматичной Рут.
И воля Рут оказалась сильнее.

Если говорить о Маргарет, то в плане жизнеспособности - она слабый человек. Слабый, ранимый, доверчивый. Её спасает лишь принадлежность к состоятельной прослойке общества. Когда деньги обеспечивают защиту от враждебного подлого мира.
Вроде бы и хочет другой жизни, свободной от предрассудков окружающих, свободной от привычной женской доли, которую ожидают от неё, но не способна сделать что-то, чтобы обрести эту свободу. Поэтому она просто плывет по течению.

А вот Рут - совсем другая. В отличие от чувствительной и меланхоличной Маргарет, Рут привыкла действовать, и к своей цели она прёт, словно танк, по траншеями и буеракам.
Можно обвинить Рут в низости помыслов и устремлений, но ведь не зря фоном романа служит женская тюрьма, за стенами которой - пара сотен женщин с поломанной жизнью.
Среда обитания формирует личность, это факт. Уверена, что попади Маргарет в ту среду, в которой обитает Рут и ей подобные - она бы просто не выжила со своей тонкой чувствительностью.
В мире Рут выживает тот, у кого воля к жизни развита больше всего. Выживают сильнейшие. И умнейшие тоже. А те, кому недостаёт смекалки - оказываются в Монблане. Или на улице.
У Рут есть и ум и желание жить лучшей жизнью. Потому ей принадлежит настолько изощрённый план.
И конечно же, несмотря на все свои этические недостатки, она любит Селину. Ведь запросто могла заграбастать все деньги и просто смыться. А Селину бросить гнить в тюрьме.
Но Рут этого не сделала. Потому что хотела лучшей жизни не только для себя, но и для своей возлюбленной.

— Неужели ты думаешь, я собиралась вечно держать тебя в Сайденхеме, когда в мире столько прекрасных мест? Я думаю, как прелестно ты будешь выглядеть, скажем, во Франции или Италии. Представляю всех этих дам, которые захотят поглазеть на тебя. Воображаю всех этих бледных английских леди, что отправились к солнцу, шибко надеясь поправить здоровье.

Она загасила папиросу. Теперь я пойду к миссис Бринк.

— Помни, чья ты девочка, — говорит Рут.


Конечно же, у такого человека, как Рут, любовь в первую очередь будет носить прагматический характер. Ведь можно же одновременно любить и использовать?

А Селина... Очень похожа на Маргарет, на самом деле. Всю свою жизнь она зависела от чужой воли и обстоятельств.
То, что она медиум - на самом деле очень символично. Ведь медиум, по сути - всего лишь проводник чужих желаний.
Даже в издевательской "молитве медиума", которую выдумал для Селины Питер Кук это звучит вполне определённо "Я хочу чтобы меня использовали".
Но вместе с тем, на словах Селина говорит вполне здравые мысли, созвучные с устремлениями Маргарет.

— Вы так завидуете сестре, — сказала Селина. — А есть ли чему завидовать? Что такого удивительного она сделала? Вы полагаете, она развивается, но так ли это? Она повторила то, что делают все. И шагнула в еще большее единообразие. Много ли ума для этого надо?

Я подумала о Присцилле, которая, как и Стивен, всегда больше походила на мать, тогда как я — на папу, и представила ее через двадцать лет, пилящей своих дочерей.

Но люди не ищут ума — по крайней мере, в женщинах, сказала я.

— Женщин готовят поступать единообразно — в этом их функция. Лишь такие, как я, расшатывают и отбрасывают подобную систему...

Именно одинаковость в поступках и держит нас «привязанными к земле», ответила Селина; мы созданы, чтобы вознестись, но не сможем этого сделать, пока не изменимся. Что касается дележки на женщин и мужчин — это первое, что нужно отбросить.


Если подумать, то с Маргарет их действительно связала нить. Но, как и говорится в названии - это нить, сотканная из тьмы.

Читать

Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 04.12.2017 20:07 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 12.12.2017 19:39 #18474

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
9781860495243.jpg


Автор: Сара Уотерс
Название: Бархатные коготки
Издательство: Эксмо, Домино
Год: 2008


Описание:

Дебютный роман Сары Уотерс.
Нэнси - обычная девушка, живущая в приморском городке. В будни она работает в семейном устричном ресторанчике, а по выходным посещает провинциальный театр.
Всё меняется, когда на сцену выходит Китти Батлер в образе очаровательного юноши. Нэнси никогда не видела женщину в мужской одежде, и скоро увлечение сценическим образом Китти переходит в глубокое чувство за кулисами.
Постепенно девушки становятся хорошими подругами, а уж когда Китти зовёт Нэнси с собой покорять Лондон, та бросает прежнюю жизнь без всякого сожаления, чтобы присоединиться к Китти на сцене лучших мюзик-холлов столицы.

Впечатления:

Несмотря на то, что в книге, написанной как обычно от первого лица героини представлены более детально, и, пожалуй, более выразительно, фильм всё равно понравился мне больше.
И дело даже не в том, что экранизация в красках показывает зрителю всё описанное в книге, а в том, что какие-то моменты по сюжету в фильме раскрыты куда полнее.

Например - в книге так и не рассказывается о том, как сложились отношения с семьёй Нэнси.
А в фильме она навещает их вместе с Флоранс. И родители очень тепло принимают обеих девушек.

Также финальная сцена между Нэнси и Китти в книге получилась какой-то... ну слишком банальной, что ли. Странно что Китти вообще пришла на какой-то политический митинг.
А в фильме эта самая последняя точка была очень эффектной - всё закончилось там же, где когда-то началось. На театральной сцене. Только на этот раз Китти и Нэнси поменялись местами. И роза, которую ждала Китти досталась Флоранс.

Также в книге неясно, чем Нэнси вообще будет заниматься в жизни. То ли до конца дней быть домохозяйкой у Флоранс , то ли выступать оратором на митингах... это при том, что Нэнси в общем-то весьма равнодушна к общественно-политической деятельности.
В общем, весьма сомнительный итог, даже учитывая то, что вроде бы героиня обрела своё личное счастье рядом с верной женщиной.

А в фильме даётся понять, что Нэнси снова вернулась на сцену. Что вполне логично, чем видеть её драющей полы в доме Флоранс.

Флоранс в книге, кстати, кажется мне излишне... идейной, что ли. В этом смысле они с Нэнси просто не подходят друг другу. Флоранс больше нужна соратница по духу, нежели любовница.
А Нэнси слишком любит красивую жизнь, чтобы вникать в социальные проблемы.
Может быть в качестве разнообразия и на волне признательности к Флоранс она бы и могла всем этим увлечься, но...
Пока читала не могла отделаться от мысли, насколько ей всё это чуждо. Митинги, борщи, чужие младенцы...

В общем, книга неплоха, но фильм лучше)

Читать
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 12.12.2017 21:29 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 30.03.2018 21:30 #22012

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
345871.jpg


Рэдклифф Холл, полное имя: Маргарита Рэдклифф Холл (англ. Radclyffe Hall, Marguerite Radclyffe Hall, 12 августа 1880, Борнмут — 7 октября 1943, Лондон) — английская поэтесса и писательница, известная своим романом "Колодец одиночества", который считается одним из наиболее значительных произведений лесбийской литературы.

Рэдклифф Холл - личность настолько исключительная, особенно, для ЛГБТ-сообщества, что я искренне удивлена, как же это ещё про неё не сняли фильм? Ведь она сама больше напоминает персонажа, сошедшего со страниц романа, так удивительна эта женщина и её образ жизни, который категорически противоречил всем правилам и моральным устоям её времени.
Но тем больше восхищения она вызывает как человек, который решительным образом жил так, как считал нужным, не считаясь с предрассудками окружающих.
Впрочем, в каком-то смысле Рэдклифф была удивительно везучим человеком...

Ей повезло родиться в семье, имеющей не только принадлежность к аристократическому классу, но и значительное материальное состояние.
Впрочем, маленькая Маргарет вряд ли могла оценить все эти земные блага, потому что нежных родственных уз в семье не наблюдалось.
Отец сложил с себя все полномочия когда она была ещё совсем маленькой, а мать вымещала обиду за свой рухнувший брак на дочери человека, который её бросил.
Причём, чем старше становилась Маргарет, тем больше сходства между отцом и дочерью находила мать и тем хуже обращалась со своим ребёнком.
Впрочем, несмотря на нездоровую ожесточённую атмосферу в семье, сама Маргарет с детства обладала нежным сердцем.

«До конца своих дней она помнила то своё горе от необходимости оставить любимое существо беззащитным среди чужих людей. Уже в таком раннем возрасте этот эпизод показал её глубинный инстинкт защищать всех слабых и беспомощных… В её случае это развилось во всеохватную страсть» (Уна Трубридж).

Впоследствии отношения так и не наладились и Маргарет, унаследовав со временем значительное состояние (даже по тем временам), прекратила с матерью всяческое общение.

21 год - полная свобода и такая же полная финансовая независимость. Маргарет оставляет за плечами не только ненавистное общество матери, но также и своё имя. В историю литературы она войдёт как - Рэдклифф, в честь своего отца, который, возможно, и не заслуживал подобной чести.
Впрочем, до литературы, во всяком случае - в серьёзном понимании - ещё далеко, а пока Рэдклифф ведёт жизнь, соответствующую её классовому и финансовому положению. То есть - праздную.
Охота, развлечения, роскошь, и - женщины.
Джейн Рул пишет, что в возрасте двадцати семи лет "Рэдклифф-Холл, вероятно, имела больше романов с женщинами, чем прочитала книг".

Говорят, великим мужчину делает великая женщина. Очевидно, что точно такое же утверждение будет справедливо и в отношении женщин, которые делают великими - других женщин.
Возможно, что Рэдклифф (на тот момент ей было 27) так и прожила бы свою жизнь в беззаботной праздности, и не написала бы свой знаменитый роман, если бы не судьбоносная встреча с 51-летней Мейбл Баттен, которая со всей зрелой пылкостью любящей женщины взялась за её культурное воспитание.
Мейбл открыла для Рэклифф мир искусства - литература, опера (сама Мейбл была известной исполнительницей романсов), балет, ввела её в свой блестящий круг общения и обратила в католичество.

Вот как жизнь Рэдклифф и Мейбл описывает Леди Уна Трубридж, двоюродная сестра Мейбл: «…книги и их авторы, музыка и её создатели и исполнители, театр, Русская опера и балет, когда они появились, — всё это было вплетено в ткань их повседневной жизни, которая в огромной степени проходила среди людей исключительного ума, людей, которые сделали что-то в жизни и имели значение в мире».

Это были действительно плодотворные отношения, потому что, если верить исследователям, именно Мейбл за лёгким литературным экспромтом (в основном - стихи, которые, кстати, в то время пользовались некоторой популярностью) Рэдклифф разглядела в ней настоящий потенциал и всячески поощряла к дальнейшим трудам на писательской ниве.
Они были вместе девять лет, невзирая на замужество Мейбл, причём, очевидно, что муж был в курсе происходящего и вовсе не устраивал сцен по этому поводу.
К слову о муже: он был на 25 лет старше Мейбл, очень нежно относился к «Джонни» — как он звал Рэдклифф Холл — и покидал этот мир в спокойной уверенности, что Джонни обеспечит его Мейбл любовью и заботой.

Второй женщиной в жизни Рэдклифф, имеющей для её жизни действительно великое значение стала леди Уна Трубридж (на момент встречи ей было 28 лет, Рэдклифф - 34), двоюродная сестра Мейбл.
Уна вспоминает о знакомстве Рэдклифф Холл:

«Она всегда была честна и прямолинейна, я помню её слова: «Как знать, не наскучите ли вы мне через полгода?» Что касается меня, я мало думала и много чувствовала. Я была охвачена потоком чувств, страстным желанием изучить бесконечные грани этой необычной личности, и всё что я понимала — всё, что имело значение — что однажды узнав её, я уже не могла представить себе жизни без неё».

Уна не наскучит Рэдклифф: они проживут вместе 28 лет. Так, как это обычно случается в сказках - до конца жизни одной из них.
Ну а пока этот конец где-то далеко, Уна становится для Рэдклифф всем.

Уна оставила собственные художественные амбиции, выбрав для себя роль «жены писателя»: она не только воодушевляет Рэдклифф Холл писать, но и трудится над вычитыванием и редактированием её текстов, копирует её рукописи, ведёт переписку, организовывает поездки, фактически выполняя роль персонального секретаря, развлекает Рэдклифф чтением книг вслух, а взамен получает щедрость и преданность. Некоторые биографы отмечают, что амбициозные и честолюбивые интеллектуалки Мейбл и Уна во многом создали Рэдклифф Холл как и писателя и как яркую публичную фигуру.
Именно благодарю поддержке Уны на свет появляется "Колодец одиночества" - не только вершина творчества Рэдклифф, но и первое в своём роде литературное произведение, в котором сексуальная инверсия (гомосексуальность) является центральной темой.
Вложения:
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 30.03.2018 22:25 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 31.03.2018 18:52 #22050

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
images_2018-03-31.jpg


Рэдклифф Холл
Колодец одиночества
1928 г


Описание:

Главная героиня романа - девушка из аристократической семьи Стивен Гордон - с детства чувствовала несоответствие между полом и собственным восприятием себя. Ведь в то время, как девочки её возраста играли в куклы и наряжались в платьица, Стивен предпочитала охоту и фехтование.
Взрослея она всё больше ощущает разрыв между собой и обществом своего круга. А её безответная любовь к замужней женщине приводит к первым трагическим последствия - собственная мать выгоняет Стивен из родового дома.
Вынужденная уехать в Лондон и приняв участие в первой мировой войне Стивен встречает Мэри, которая первой признаётся ей в любви. И несмотря на ответные чувства Стивен понимает - в этом мире такие, как она - всегда будут изгоями и общество не примет подобных отношений.

С помощью Википедии стоит немного рассказать о создании романа и реакции общества на него.

После успеха “Адамово племя” Рэдклифф Холл обращается к Уне с серьёзным разговором: «Она давно хотела написать книгу о сексуальной инверсии (гомосексуальности) роман, который был бы доступен широкой публике, не имеющей доступа к научным трактатам по этому вопросу. Она была совершенно убеждена, что такого рода книгу может написать только инверт, уполномоченный своим личным опытом, основываясь на котором он сможет говорить от лица непонятого и напрасно осуждённого меньшинства». Рэдклифф считала себя готовой написать такой роман, но понимала, что он может разрушить её писательскую карьеру и что не только она сама но и Уна станут жертвами общественного порицания, поэтому Рэдклифф Холл предоставляла Уне решить, писать этот роман или нет. «Я рада помнить, что ответила ей согласием без малейшего колебания», — пишет Уна в своих воспоминаниях.
В 1928 году Рэдклифф Холл публикует роман «Колодец одиночества», который станет вершиной её творчества, огромным скандалом и практически единственным лесбийским романом на многие десятилетия.

В кратце, критика разделилась на два лагеря: одни считали роман слишком скучным, другие - слишком непристойным, разрушающим духовные основы и тому подобное.

С 1857 года в Англии действовал «Закон о непристойных публикациях», который разрешал полицейским властям арестовывать и уничтожать книгу по подозрению в непристойности.
Редактор газеты Sunday Times Джеймс Дуглас возглавил кампанию против романа; он писал: «Я бы предпочёл дать здоровому мальчику или девочке пузырёк с синильной кислотой, чем этот роман».

Критика писала о романе, что он слишком большой, скучный и совершенно лишён юмора. Вирджиния Вулф в одном из писем выразилась так: «Книга настолько бездарна, что в ней может скрываться любая непристойность, ведь её всё равно невозможно читать».

Ажиотаж вокруг «Колодца одиночества» был таков, что известный пастор Мод Ройден сочла нужным разобрать книгу в своей проповеди, которая потом была напечатана в газетах: «Лучше концентрировать наши усилия на том, чтобы интересоваться чем-то хорошим, чем идти напрямик к добродетели, запрещая плохое. Но если уж цензура неизбежна, то почему её жертвой пала именно эта книга? Я хочу публично выразить почтение её автору как за её смелость, так и за её деликатность; я хочу заявить, что я нахожу её сколь праведной, столь и милосердной, сколь милосердной — столь и праведной, что её книга кажется мне — по совокупности — на стороне всего того, что нормально и правильно, и я не понимаю, как можно не убедиться в этом самому, прочтя книгу терпеливо от начала и до конца».

В течение десятилетий это был самый известный лесбийский роман на английском языке и часто — первый источник информации о женской гомосексуальности, который могли найти молодые люди. Рэдклифф Холл: «Я написала эту книгу для того чтобы помочь той части общества, которая окружена полным непонимания и, как следствие, совершенно несчастна». Она получила более 10 000 писем от поклонников со всего света. Больше к теме гомосексуальности она в своей прозе не возвращалась.

В США роман появился с предисловием Хэвлока Эллиса, в первый же год был продан в количестве 10 000 экземпляров, выдержал подряд несколько изданий, был переведен на полтора десятка языков и стал одним из первых, наиболее известных произведений ЛГБТ-литературы. В 1934 году Ричард Кан поставил по нему фильм Третий пол. В 1999 году роман занял 7-ю позицию — между Орландо Вирджинии Вулф и Поцелуем женщины-паука Мануэля Пуига — в списке ста лучших романов, трактующих тематику ЛГБТ, который был опубликован объединением ЛГБТ-издательств Треугольник.

Впечатления:


Мне кажется, что скучным роман "Колодец одиночества" Верджиния Вульф назвала исключительно из вредности (кстати, а не с неё ли писан образ Валери Сэймур?), а может в силу каких-то личных мотивов. Например - что Холл опередила всех этих выхолощенных интеллектуалов и вот так запросто написала о том, о чём они смели писать лишь с помощью глубоких метафор и намёков. Вот Вульф и обиделась. Хотя, к её чести нужно сказать, что она и её круг творческих единомышленников всё же встали за защиту романа перед лицом обиженного в своей морали и нравственности общества.
От тогдашнего общества, к слову, не осталось и следа, а вот книга - жива до сих пор. И по-прежнему имеет полное право претендовать на внимание читателей.
И, что бы там ни говорили о художественной ценности романа, о его стилевых особенностях, или недостатках, главной в нём остаётся тема сюжета.

Всё же, не зря этот роман получил такой бурный (как в отрицательную сторону, так и в положительную) отклик после издания, и не зря современные исследователи считают его фундаментальным для лесбийской культуры в целом.

Кстати, насчёт культуры: образ Стивен Гордон можно считать эталоном в качестве канонной лесбиянки, который нашёл своё отражение в работа других авторов.

Например - Клодин в одноимённой манге Икэды Риёко. Также как и Стивен Клодин происходит из аристократической семьи, и тоже имеет выраженный маскулинный типаж. В плане личности - то же самокопание в себе, и в своём гендере в попытках обрести душевное равновесие. Желание быть понятой и любимой.
В личной жизни Клодин так же имеются пересечения с романом Холл: безответная любовь к женщине, которая бросает ей в лицо слова "О чём ты говоришь? Ты же женщина". В книге Анжела произносит "Разве ты могла бы на мне женится?"
И, наконец - подобно тому, как в жизни Стивен появляется Мэри, в манге Клодин встречает Сирену. И, так же как в романе, эти отношения трагически обрываются. Впрочем, в манге более трагически, хотя и дальнейшая судьба Стивен остаётся неизвестна читателю.

Ещё один пример - Кэй Лэнгриш из романа Сары Уоттерс "Ночной дозор". Опять же - принадлежность к высшему классу, финансовая независимость и ярко выраженная для тех времён несоответствие женскому образу. И, также, как и Стивен, она служит в армии, правда - во второй мировой.

Что объединяет всех этих героинь - по сути, все они - Принцы. Если мы говорим о тех моральных качествах, которыми Принц обязан обладать.
Это удивительная преданность любимым женщинам, и готовность защищать свою любовь и свои идеалы. Они, эти героини, благородны за гранью обычной реальности. Как правило, в литературе такими качествами авторы наделяют исключительно трагичных персонажей.

И, конечно же, с точки зрения актуальности романа - он звучит современно и для сегодняшнего дня. Хотя страна, в которой он был создан, сильно изменилась в отношении положения ЛГБТ, изменилась, разумеется, в лучшую сторону, много где в мире геи и лесбиянки по-прежнему сталкиваются с теми же проблемами и обстоятельствами, что и герои "Колодца одиночества".

Итак, поговорим о самом романе.

Во многом он автобиографичен, понятно, что Стивен Гордон чувствует и переживает то, что когда-то Рэдклифф Холл пережила сама. И в чём плюс специфики романа, как жанра - читатель может видеть жизнь персонажа в панораме от начала до конца, все этапы развития его личности, все нюансы души. Так что в какой-то мере эта исповедь автора и взгляд изнутри на сексуальную идентичность.

В начале (где-то первые 40 страниц)))))) описывается жизнь Стивен с самого рождения, уделяя детальное внимание родовому поместью, где она родилась, отношениям с родителями и личности героини, которая уже с детства значительно отличалась от других девочек.

К слову, что касается родителей - то в своём романе Холл рисует практически идеальную картину любящей семьи. Где муж любит свою жену, жена любит мужа и ребёнок растёт в здоровой атмосфере семейного тепла и уюта.

В реальности, как это известно, было далеко не так. Отец самой Холл был очень далёк от образа сэра Филиппа - преданного мужа и любящего отца, который счастье своего ребёнка ставит превыше всего.
А вот леди Анна уже гораздо ближе к настоящей матери Холл, с самого начала чувствует непонятную, но стойкую неприязнь к своей дочери, которая усиливается по мере того, как Стивен, становясь старше, всё больше начинает походить на сэра Филиппа.
И тем проще, когда стало известно о гомосексуальности дочери, её неприязнь вылилась в совершенно категоричную форму.

Кстати, в каком-то смысле примечательно, что изначально чета Гордон были уверены, что у них родиться сын). Отсюда и мужское имя героини.

Сэр Филип и не подозревал, насколько он хотел иметь сына, до тех пор, пока, лет десять спустя после женитьбы, его жена не осознала, что готовится стать матерью; тогда он понял, что это значило для него исполнение всех желаний, которого оба они так долго ждали. Когда она рассказала ему об этом, он не мог найти слов, лишь обернулся к ней и разрыдался у нее на плече. Ему ни на миг не приходило в голову, что Анна может подарить ему и дочь; он видел ее лишь матерью сыновей, и ее предупреждения не могли поколебать его. Он окрестил еще не рожденного ребенка Стивеном, потому что восхищался мужеством святого Стефана.

И, слушая его, Анна тоже прониклась этим убеждением; на фоне его уверенности поблекли ее смутные тревоги, и она представляла, как играет с маленьким Стивеном в детской, в саду, среди сладкого аромата лугов. «Вот у нас какой милый молодой человек, — говорила она, вспоминая мягкую ирландскую речь своих крестьян. — А в глазах у него звездный свет, а в сердце — храбрость льва!»

Стивен повезло, что родители не пытались как-то перекраивать её естество. Во всяком случае, отец довольно быстро догадался об особенностях дочери и, по мере своих сил, старался её оберегать, хоть и понимал, как сложно ей придётся в жизни.

И, хотя Стивен действительно выпало на долю немало огорчений и разочарований, она, имея финансовую независимость, во всяком случае была свободна от трудов по добыванию хлеба насущного.
И в этом ей повезло куда больше, чем тем же Джейми и Барбаре, которые вели полуголодную жизнь, но тем больше любили друг друга.

Вообще, в романе, помимо сердечных переживаний, Холл говорит и о важных исторических и социальных явлениях в контексте отношения к представителям ЛГБТ.

Например - война. Также как и Уотерс в "Ночном дозоре", Холл обращает внимание на то, что война, при всех её очевидных недостатках, также является и рычагом развития, двигающим общество вперёд.

И теперь довольно часто, ожидая на станциях раненых, она безошибочно видела фигуры — безошибочно, с первого взгляда, она выделяла их из толпы, как будто инстинктивно. Словно набравшись смелости на фоне ужасов войны, многие даже из таких, как Стивен, выползли на свет из своих нор, вышли на дневной свет и предстали перед своей страной: «Что ж, вот я — примешь ты меня или отвергнешь?» И Англия приняла их, не задавая вопросов: они были сильными и умелыми, они могли занять место мужчин, они могли быть организаторами, если бы их способностям дали развернуться. Англия сказала: «Большое спасибо. Вы — то, что как раз нам нужно… в данный момент».

Итак, рядом с более удачливыми женщинами работала мисс Смит, что разводила в деревне собак; или мисс Олифант, что отроду ничего не разводила, кроме тяжелого груза комплексов; или мисс Тринг, что жила вместе с милой подругой на скромной окраине Челси. Признаться, у них у всех была одна большая слабость, слабость к униформе — но почему бы нет? Хороший работник достоин своего солдатского ремня. И потом, у них были далеко не слабые нервы, пульс их бился ровно во время самых жестоких бомбежек, ведь не бомбы тревожат нервы инверта, а скорее молчаливая безмолвная бомбардировка со стороны благонамеренных людей.


Кроме того мне импонируют размышления Стивен о сути общественной морали. Вот это как раз то лицемерие по отношению к гомосексуалам, что мы можем наблюдать сегодня в нашей стране.

Мы, возможно, не причиним вреда своей любовью ни одному живому существу; но все это не спасет тебя от плетей мира, который отвернется от самых благородных твоих поступков и будет находить в тебе лишь развращенность и подлость. Ты увидишь, как мужчины и женщины умеют унижать друг друга, возлагая ношу своих грехов на своих детей. Ты увидишь неверность, ложь и обман среди тех, на кого мир взирает с одобрением. Ты обнаружишь, что многие из них очерствели душой, стали жадными, себялюбивыми, жестокими и похотливыми; и тогда ты обернешься ко мне и скажешь: «Ты и я больше достойны уважения, чем эти люди. Почему мир преследует нас, Стивен?» И я отвечу: «Потому что в этом мире существует терпимость лишь к так называемым нормальным». И когда ты придешь ко мне за защитой, я скажу: «Я не могу защитить тебя, Мэри, мир лишил меня права защищать тебя; я совсем беспомощна, я могу только любить тебя».

Кроме того, в романе показано ЛГБ-сообщество, как некая отдельная ниша, пусть даже и весьма неоднородная.
Так, например, в салоне Валери Сэймур собиралась творческая интеллигенция, но были и другие места для людей, далёких от искусства.
Таким образом мы видим, что первые гей-бары действительно существовали ещё в той эпохе.

До конца своей жизни Стивен не забыла своих первых впечатлений от бара, известного как «У Алека» — место встречи самых презренных из всех, кто составлял армию презренных. Этот безжалостный приют, где торговали наркотиками, где торговали смертью, куда прибивались разбитые остатки людей, которых их собратья наконец втоптали в землю; презренные миром, они, казалось, презирали себя, не питая никакой надежды на спасение. Там сидели они, сбившись поближе друг к другу за столиками, потрепанные, но обладающие дешевым шиком, робкие, но непокорные создания — и их глаза, Стивен никогда не забывала их глаз, затравленных, измученных глаз инвертов.
Всех возрастов, всех степеней отчаяния, всех степеней душевного и физического нездоровья, они все же время от времени пронзительно смеялись, еще притопывали ногами в такт музыке, еще танцевали вместе под звуки оркестра, и этот танец казался Стивен пляской смерти. Не на одной руке было массивное вычурное кольцо, не на одном запястье — бросавшийся в глаза браслет; они носили эти украшения, которые могли носить эти люди лишь тогда, когда собирались вместе. «У Алека» они могли осмелиться проявить такой вкус — тем, что осталось от их личностей, они становились «У Алека».

Лишенные всякого социального достоинства, всяких ориентиров, которые общество придумывает, чтобы не дать людям потеряться, всякого товарищества, которое по божественному праву должно принадлежать всякому, кто живет и дышит; те, от кого шарахаются, те, кого оплевывают, с первых дней своих добыча непрестанных гонений, теперь они пали даже ниже, чем знали их враги, и безнадежнее, чем самое низкое отребье этого мира. Ведь чем больше все то, что многим из них казалось прекрасным, бескорыстным и иногда даже благородным чувством, было покрыто стыдом, считалось нечестивым и подлым, тем больше они сами постепенно погружались на тот уровень, куда мир поставил их чувства. И с ужасом глядя на этих людей, пропитых, накачанных наркотиками, как были слишком многие здесь, Стивен все же чувствовала, как что-то пугающее шествовало по этой несчастной комнате «У Алека»; пугающее, потому что, если Бог существовал, Его гнев должен был подняться против такой огромной несправедливости. Их жребий был еще более жалким, чем ее жребий, и за них миру когда-нибудь предстояло держать ответ.


"Колодец одиночества" - в самом названии заложена главная тема романа. Потому что эта книга - гораздо больше, чем история одного человека, не похожего на других. И даже больше, чем история любви, которая не устояла перед социальной изоляцией и перед страхом осуждения. В конце концов, Джейми и Барбара держались вместе до конца, может быть именно потому, что у них не было ничего кроме любви, и утратить друг друга для них означало бы утратить и саму жизнь.
Эта книга призывает к человеческому отношению. Потому что сексуальная ориентация - не должна быть "печатью Каина", из-за которой общество вышвыривает гомосексуалов за пределы нормальной жизни. Только из-за гомосексуальности.
И любовь, как справедливо пишет автор - она и есть любовь и к это чувство нельзя взвешивать или измерять мелочной моралью. Особенно когда это пытаются делать люди, вообще далёкие от понимания подобного чувства, но чрезвычайно гордые своей принадлежностью к так называемой "норме".
И что подобная непримиримость подводит гомосексуалов под черту маргинальности. Потому что физически и психологически невозможно держать оборону круглые сутки.

В каком-то смысле эта книга оказалась пророческой - ведь теперь мир (во всяком случае, его цивилизованная часть) действительно держит ответ.
И когда я слышу о том, что в некоторых странах у ЛГБТ больше прав, чем у гетеросексуального большинства, я думаю о тех людях, которые жили в ту далёкую эпоху, и чьи жизни это самое большинство - сломало просто так.
Да что там - эпоха. И по сей день предостаточно стран, в которых за гомосексуальность предусматривается смертная казнь.
И на фоне всего этого права у ЛГБТ - это просто разумная необходимость.


Читать Колодец Одиночества
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 01.04.2018 11:56 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 24.06.2018 19:44 #24372

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
1024px-Highsmith_on_After_Dark.JPG


Патриция Хайсмит
19 января 1921 — 4 февраля 1995
Форт-Уэрт, Техас, США


Ещё один ЛГБТ-автор, которую с полным правом можно отнести к именитым классикам.
Русскому читателю она известна по замечательному фильму "Талантливый Мистер Рипли", который является экранизацией её романа.
А тематической публике стоит обратить внимание на "Цену соли", по которому относительно недавно был снят фильм "Кэрол".

Честно говоря, лично я о Хайсмит никогда раньше не слышала, поэтому обратимся к скупым сведениям из Википедии.

Что ж, судя по всему, Хайсмит вряд ли можно было назвать жизнерадостным и счастливым человеком, несмотря на бесспорный талант и литературное признание ещё при жизни. А может одно - стало следствием другого. Потому что люди, живущие в в состоянии блаженного благополучия, редко когда бывают способны на подвиги в искусстве.

Как утверждает её биограф Эндрю Уилсон в книге «Красивая тень», жизнь Хайсмит не была простой: она была алкоголичкой, и её романы длились не более пары лет, а современникам и знакомым она вообще казалась жестокой до человеконенавистничества. Людям она предпочитала компанию животных, у неё жили кошки и улитки. Последние, по словам Хайсмит, внушали ей удивительное спокойствие; в саду у писательницы жили несколько сотен этих моллюсков, иногда она даже возила часть из них с собой.

Как-то Патрисия Хайсмит заявила: «Моё воображение работает куда лучше, если мне не приходится общаться с людьми». По словам её знакомого Отто Пенцлера, «Хайсмит была недоброжелательным, тяжелым, неприятным, жестоким, нелюбящим человеком. Я так и не смог понять, как вообще человеческое существо может быть настолько отталкивающим».

Патриция Хайсмит не была замужем и не имела детей. Сама Патриция определяла себя как лесбиянку, в письме к Чарльзу Латимеру от 1978 года она писала «...было бы лицемерием обходить эту тему, и каждый должен знать, что я квир, другими словами лесбиянка». Некоторые из современников приписывают ей роман с американской писательницей Мэриджейн Микер.



518LN6SjhnL.jpg


Цена соли/The Price of Salt
1953 г.


Описание:

Юная Тереза полна надежд и амбиций воплотить свою мечту стать профессиональным сценографом. Но пока никто не спешит разглядеть в ней таланты театрального декоратора, и поэтому Тереза вынуждена работать продавщицей в большом универмаге. И однажды в самый разгар рождественского базара она знакомится с обворожительной зрелой женщиной - Кэрол. И не смотря на разницу в возрасте и социальный статус, случайная встреча перерастает в глубокое чувство, которому ещё предстоит пройти проверку на прочность.

Впечатления:

С этой книгой возникла такая вот заминка - в сети обретается лишь вариант с ужасающе корявым переводом. Либо книга ранее вообще не издавалась на русском, либо, после экранизации, которая в любом случае повлекла за собой издание, или переиздание, нормальный профессиональный издательский перевод в сеть просто не попал.
Так что, если вы настоящий олдскульный книголюб - ищите книгу в на полках книжного магазина. То, что можно прочитать онлайн - просто вырви глаз О_О

Итак, если говорить об отличиях между литературным оригиналом и экранизацией, то они не особо значительны:

- В фильме Тереза - начинающий фотограф, которую впоследствии берут на работу в солидную газету. В книге - мечтает о карьере в театре в качестве декоратора сцены. В финале с работой у неё тоже всё складывается хорошо.
- В фильме Кэрол, так сказать - в большей степени лесбиянка, чем в романе. И её развод в большей степени обусловлен именно желанием наконец-то перестать играть роль, навязанную обществом. Она хочет быть свободной.

Так что, в общем-то, сюжет и концепция фильма полностью передают авторский оригинал.

Кстати, признаюсь, я была несколько удивлена, что роман был написан аж в начале 50-х. Пока читала (до того, как узнала об авторе), мне казалось, что это - современная работа, сюжет которой переносится в реалии тех лет.
Так что можно с полным правом утверждать, что эта книга, наряду с "Колодцем одиночества" - ещё один образчик ЛГБТ-классики. Причём, что не маловажно - со счастливым финалом. Ну, насколько это было возможно, учитывая обстоятельства Кэрол. В финале, как это становится ясно, обе героини будут жить вместе. Хотя Кэрол практически лишили возможности видеться с дочерью. Но, к сожалению, за всё приходится платить.

Читать Цена Соли
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 24.06.2018 20:44 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 14.08.2018 18:34 #25545

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
Совершенно неожиданно нашла кое-что тематическое у Габриэль Гарсия Маркеса.

Я пришла только позвонить по телефону

Описание:
Оказавшись на дороге дождливой ночью со сломанной машиной, Мария даже не подозревала, в какое место привезёт её автобус, так кстати встретившийся на пути.

Впечатление:
Собственно рассказ совсем не об ЭТОМ, а скорее о том, до какого абсурда может довести совершенно обыденная ситуация. Буквально - до сумасшедшего дома. Впрочем, я с творчеством Маркеса совершенно не знакома, в виду своего отсутствия на лекции, посвящённой этому писателю). Может быть в этом рассказе всё ещё сложнее с примесью экзистенциализма.

Ну а что касается нашей темы - после того, как героиня попадает в сумасшедший дом, то сразу же становится объектом внимания одной из охранниц.

В первую же неделю ее жизни в больнице ночная охранница без экивоков предложила Марии спать с нею в ее комнате-сторожке. Начала с делового предложения: любовь в обмен на сигареты, на шоколад, на все что угодно. «У тебя будет все, — говорила она, дрожа от возбуждения. — Заживешь как королева». Получив отказ, охранница переменила тактику. Она стала совать ей любовные записки под подушку, в карманы халата, оставлять в самых неожиданных местах. Настойчивые душераздирающие послания способны были потрясти и камень. С месяц назад она, казалось, смирилась с поражением, и тут — ночное происшествие в спальне.
Убедившись, что все затворницы спят, охранница подошла к постели Марии и принялась шептать ей в ухо ласковые непристойности, целовать лицо, напрягшуюся от ужаса шею, окаменевшие руки, исхудавшие ноги. И наконец, думая, возможно, что оцепенела Мария не от страха, а от удовольствия, решилась пойти дальше.


Нужно добавить, что в своей бытности в нормальной жизни Мария была несколько... легкомысленна в отношении мужчин, несмотря на наличие мужа.
Так что во всей этой ситуации кроется и некая мораль: после того, как муж от неё сбежал, других вариантов, да и выбора вообще - у Марии не остаётся. И, в общем-то, от лесбийских отношений деваться ей было некуда).
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Администратор запретил публиковать записи.

Лесбийская тема в литературе 08.02.2021 13:17 #32864

  • Yonakano
  • Yonakano аватар
  • Сейчас на сайте
  • Administrator
  • Сообщений: 6122
  • Спасибо получено: 34
  • Репутация: 21
Nana_-Emil-Zolya_2021-02-08.jpg


«Нана́» (1883) — роман французского писателя-натуралиста Эмиля Золя. «Нана» — девятый из 20 романов серии Ругон-Маккары.

Описание:
Нана - дочь прачки Жервезы и пьяницы Купо, становится одной из самых роскошных и дорогих куртизанок Парижа. Ради ночи с ней мужчины из высших слоев общества выстраиваются в очередь и спускают целые состояния.
А сама Нана, купаясь в золоте и драгоценных камнях, пресыщенная и равнодушная, продолжает искать новых удовольствий.

Впечатление:
Мне очень нравятся романы из цикла "Ругон-Маккары", однако конкретно это вещь показалась однообразной по содержанию и скучной в плане образа главной героини.
Конечно, понятно, почему Золя именно так преподносит читателям Нану, сравнивая её то с навозной мухой, то с красивым животным, которому ведомы лишь примитивные инстинкты.

Но именно этот роман обращает на себя внимание тем, что в нём присутствуют лесбийские отношения.
Конечно, Золя "наградил" Нану подобной склонностью исключительно для того, чтобы подчеркнуть её порочность. Что, в общем-то, в свою очередь показывает отношение автора к теме любви между женщинами.

Итак, Нана - ленивая, томная, недалёкая, утомлённая чрезмерным вниманием мужчин, сближается со своей подругой юности - Атласной, тоже проституткой, только для нищебродов.
Нана поселяет любовницу у себя дома, одевает, обувает - в общем, становится для неё настоящим содержателем.
В первое время увлечённость и новизна ощущений так сильны, что Нана, повинуясь капризам Атласной, даже отодвигает ради неё богатых любовников на второй план.

Однако Атласная - вздорная и истеричная девица. К тому же, помимо Наны, она питает сердечную склонность к некоей госпоже Робер, тоже проститутки в прошлом, а ныне - почтенной матроне, которая содержит бар для женщин (возможно, это аналог современного лесби-бара).
Кстати, в этом баре и происходит основной съем женщинами - других женщин.
Примечательно, что многие богатые проститутки, такие, как Нана - берут в любовницы своих менее удачливых сестёр по ремеслу.
А особым спросом (в книге) пользуется дама, переодетая мужчиной.

Я тут сразу вспомнила романы Сары Уотерс. Но она - вроде как восстанавливала исторические события по изученным источникам.
А Золя-то фактически описывал свою современность.

В общем, судя по контексту, эти самые отношения с госпожой Робер носили садомазохический характер. Во всяком случае, именно Робер довела бедную Атласную до тяжёлой болезни (уж не знаю, что она там с ней такое делала),
от которой Атласная и скончалась в больнице ближе к концу книги.
Нана говорит, что "Лишь одна она меня и любила".

Читать НАНА
Хочу наслаждаться вечно…хотя бы и ужаснулся мир моему наслаждению, хотя бы по грубости своей не понял меня.
(Рейсбрук Удивительный)
Последнее редактирование: 08.02.2021 13:18 от Yonakano.
Администратор запретил публиковать записи.
  • Страница:
  • 1
  • 2