Дела давно минувших дней
Она идет по сонным городским улицам в розовой предрассветной дымке, и тяжелый рюкзак бьет по ее плечам, словно воинский щит, и фибулой полыхает на куртке золоченая молния. Потомок сарматских амазонок полузабытого мира… он жив, пока такие, как она, держат его в своей памяти, крепко, как остроточеное воинское копье.