Воскресенье, 01 Декабрь 2013 22:12

Улыбка богов

Оцените материал
(0 голосов)
  • Автор: Yonakano
  • Рейтинг: PG-13
  • Жанр: драма
  • Количество: 9 стр.
  • Пара: Нереварин/Айдис Огненный Глаз
  • Примечание: Все указанные в фанфике персонажи, а также географические названия, взяты из игровой вселенной «Morrowind». Фанфик написан на основе элементов центрального сюжета.

Я странник и странный прохожий, 
С выжженным солнцем сердцем, 
Иду на себя не похожий… 
(С. Сурганова) 

 

  Дверь всё же заскрипела, и Гая поморщилась – скрип дверных петель в спящей тишине показался ей визгом кагути, способным поднять на уши всю Гильдию. 

Она застыла на месте, чутко прислушиваясь и тут же ругнула себя за нелепую осторожность – и где? В своей же Гильдии, как будто она вор, пробирающийся тайком впотьмах, чтобы что-то стащить. Вот она, привычка к скрытности даже там, где в этом нет необходимости. Как говорится – с кем поведёшься… 
Тем более, уж она-то знала, этих ребят, намахавшихся за день мечами да секирами не разбудит даже взвод, марширующий по их спальне. Хотя с другой стороны – пробраться незамеченной в общую комнату – было бы совсем не плохо. Потому что Гая прекрасно понимала, почему её ноги сами собой поднимаются на цыпочки, а ладонь прижимает ножны к бедру, чтобы не звякали.
 
Спальня главы Гильдии почти над самым входом. Конечно, бури не избежать, но почему бы не оттянуть выволочку до завтрашнего утра? Она застряла в Садрит Мора на гораздо больший срок, чем это планировалось. Хотя, устало подумала Гая, пытаться планировать что-то самой – бесполезное занятие, потому что в последнее время словно невидимая рука Провидения каждый раз сметает все её планы словно пыль со стола. И каждый раз, когда она собиралась-таки отбыть обратно в Балмору, появлялось ещё что-то и ещё что-то. Так что наверняка её отлучку, которая предполагалась быть кратковременной, в Гильдии уже сочли за дезертирство. И, конечно же, капитан Айдис не будет смотреть на такое самоуправство сквозь пальцы. Отделение Гильдии Бойцов в Балморе всегда могло похвастаться железной дисциплиной своих членов.
 
Гая вздохнула – если подумать, какой смысл отодвигать на завтра то, что можно выслушать уже сегодня? По-крайней мере, потом можно будет отправляться спать с чистой совестью.
 
Она поднялась на второй этаж, где располагалась спальня главы Гильдии.
 
Лампа тускло светилась на столике, кровать была расправлена, но пуста. Гая оглядела комнату и заметила открытый люк в потолке и лестницу. Чуть помедлив и подумав мельком, какие лирические мысли повлекли Айдис ночью на крышу и о том, что капитан наверняка заметила её сверху, Гая стала забираться по лестнице наверх.
 


  - А я всё гадала – придёшь, или струсишь? Проспорила самой себе…
 
  - Айдис…
 
  - О, да ты ещё помнишь, как меня зовут? И дорогу к Гильдии нашла, молодец.

Завернувшись в тяжелый меховой плащ, глава Гильдии сидела в деревянном кресле, покачивая в руках кубок. Гая, неловко застывшая рядом, заметила на столике полупустую бутылку сиродиильского бренди. Айдис Огненный Глаз была чистокровным нордлингом, но не любила мёд, предпочитая дорогие крепкие напитки. Занимая высокое положение в гильдейской иерархии, она могла позволить себе платить за свои удовольствия. 
  - Я…
 
  - Забавно… - капитан всё ещё не удостоила Гаю взглядом, продолжая смотреть на ночной город, раскинувшийся, словно на большой ладони. – Я как раз думала о тебе. Вспоминала тот день, когда ты впервые переступила порог моей Гильдии. Ты была такой… невзрачной, щуплой. Только и годилась для того, чтобы с крысами воевать. Но с тех пор многое изменилось… Ты и вокруг тебя. Ты стала… пытаешься быть независимой, слишком самоуверенна. У тебя появились свои секреты и тайные делишки. Где ты была всё это время, Гая? – Айдис повернула голову в её сторону.
 
Она ждала этого вопроса, и понимала, что глава Гильдии имеет полное право интересоваться, где её подчинённый отсутствовал несколько месяцев. И всё же…
 
Гая молчала.
 
Айдис хмыкнула, снова отвернувшись и сделала большой глоток из кубка.
 
  - С самого начала в тебе что-то было. Я сумела это почувствовать, иначе никогда бы не приняла в Гильдию такого заморыша, как ты. Моя интуиция не подвела меня в тот раз, но сейчас я об этом жалею.
 
  - О том, что я стала членом Гильдии?
 
  - Есть люди, которые просто живут. Несут службу и каждый день исполняют свои обязанности. А есть те, которые, быть может, делают всё то же самое, но каждый их поступок – веление богов, или даэдра. В искусстве играть смертными они не уступают друг другу. С самого рождения наша жизнь – часть божественной комедии… но чаще это драма. И для таких людей и для тех, кто их окружает. И даже если им кажется, что они сами выбрали свой путь – за них это уже давным-давно решили. Иногда мне кажется, что ты – как раз такой человек. Я не могу быть уверена, что именно ведёт тебя на огонь – твоя самоуверенность, или сила Провидения. А ты как думаешь?
 
Гая усмехнулась:
 
  - Я не верю ни в богов, ни в даэдра. Боги когда-то были смертными, а даэдра… Кто в них верит, кроме самих данмеров? У каждой расы – свой пантеон. Свой культ, выращенный на человеческой глупости. Не верю я, что судьба смертных им подвластна.
 
Она опустилась на пол рядом с креслом и положила голову на колени Айдис.
 
  - Я знаю, что виновата. Прости меня. Я всё тебе расскажу. Но пока – не время.
 
Гая почувствовала тяжёлую ладонь женщины на своём затылке:
 
  - Послушай меня… Я скажу это только один раз. То, чего не вижу я, постоянно находясь в Балморе, видят другие. И эти другие, Гая, очень опасные люди. Неразумно злить их, а иметь в числе своих врагов – равно самоубийству. Если ещё не слишком поздно – задумайся, на чьей ты стороне. Правильный ли ты делаешь выбор. А выбор существует лишь один – быть на стороне сильнейшего. Таковы правила.
 
Голос Айдис был тихим и печальным, она медленно гладила Гаю по жёстким коротким волосам, устремив невидящий взгляд на тёмный город внизу.
 

***
 

  - Не трогай её. 
Она старалась, чтобы голос звучал бесстрастно, но что-то дрогнуло, что-то выдало её, и Сжоринг презрительно сплюнул, отвернувшись.
 
  - Не трогай!.. Ты совсем соображать перестала, да? Он прошёлся по комнате, со злобой пнув скамью, попавшуюся на пути.
 
  - Убиты двое высокопоставленных членов Каммона Тонг. По-твоему, нам нужно закрыть глаза на это?
 
  - Нет доказательств, что это её рук дело, - глава Балморской Гильдии стояла не двигаясь и вытянувшись в напряжённую струну.
 
  - Скамп тебя возьми, Айдис!.. – Сжоринг с размаху опустил кулак на деревянный стол, от чего тот шатнулся. – Ты или меня за дурака держишь, или сама прикидываешься дурой, чтобы прикрыть её?
 
  - Я всего лишь не хочу совершать непоправимых шагов, основываясь на одних догадках.
 
  - Догадках?! Это ты в догадках, потому что просиживаешь задницу в своей Балморе, пока у тебя под носом твои подчинённые творят скамп знает что! Мы бы раздавили Гильдию Воров как яйцо квама, но тут появляется эта девчонка, и всё идёт наперекосяк! Кто она такая?! Откуда, даэдра её побери, она взялась? Ты приняла её в Гильдию, что ты о ней знаешь?
 
  - Она никто. Она просто никто. Такие, как она, каждый день приплывают в Морровинд в поисках лучшей доли. И она такая же, - Айдис ощутила, что болезненная пульсация в висках набирает силу. Хотелось сунуть голову под струю холодной воды, но она знала, что это не поможет. Голова заболела с той минуты, как посыльный из отделения Гильдии Бойцов Вивека вручил ей приказ незамедлительно явиться к Грандмастеру. И уже тогда она знала, что послужило причиной этому. И знала, чем закончится разговор. Именно поэтому кровь билась в висках, потому что Айдис лихорадочно искала выход. А выход всегда один. Но, видят боги, она постаралась. Настолько, насколько это было возможным и безопасным для неё самой. Если же Гая не прислушалась к предупреждению, тогда, на крыше… Или уже было слишком поздно?
 
  - Никто? Ха! – Сжоринг оскалился, сложив ручищи на груди и вперившись в женщину тяжёлым взглядом. – Эта «никто», к твоему сведению, имеет доступ к Совету Дома Редоран, высокий ранг в Гильдии Магов и якшается с некоторыми особами, чьи личности настолько засекречены, что даже нашим шпионам ничего не удалось узнать. И, конечно же, её видели в обществе членов Гильдии Воров. Что, ты об этом знала? Хороша же эта твоя «никто»!
 
Айдис молчала.
 
  - Кто бы она ни была на самом деле, её нужно уничтожить, - он подошёл к ней вплотную, дыша перегаром дешёвого алкоголя, который пил накануне. Сжоринг Жестокосердный был чистокровным нордлингом и отдавал предпочтение мёду, называя все остальные напитки гуаровой мочой.
 
  - Ты просила её не трогать, и я выполню твою просьбу, - он усмехнулся, обнажив скверные зубы. Айдис смогла удержаться от брезгливой гримасы.
 
  - Я её не трону, потому что это сделаешь ты, - продолжал он. – Это твой шанс исправить свою ошибку. Ты, Айдис, виновата в том, что не следишь за своими подчинёнными. Так что…
 
Он отошёл к письменному столу и порывшись в ящике, кинул ей свиток с печатью Гильдии:
 
  - Контракт. Как в старые добрые времена. Сделай всё, как нужно, капитан Айдис… пока ты ещё занимаешь это место.
 
Женщина не проронила ни слова. В голове, которая теперь гудела, как колокол, не было ни единой мысли. А свиток, зажатый в кулаке, жёг ладонь. И на секунду время отмоталось на годы назад, возвращая те дни, когда она была новичком в Гильдии под началом Сжоринга, который ещё не занимал свой пост Грандмастера, но всеми силами подбирался к нему. А она выполняла его особые поручения. Поручения порой настолько отвратительные, что Айдис выработала в себе привычку не думать. Так легче всего было стать хорошим исполнителем и со временем получить из его рук место главы отделения в Балморе. И теперь, когда Айдис думала, что эти времена позади, в её руках снова оказался особый контракт…
 
Уже на выходе Сжоринг окликнул её:
 
  - И ещё, Айдис… Очень часто приходится делать выбор. Но ты ведь знаешь, правильный выбор лишь один…
 
  - Быть на стороне сильнейшего, - тихо закончила женщина и вышла.
 
Она много раз делала попытки изменить неприятные вещи. Оценить поступок и его последствия. Но потом поняла. Некоторые вещи невозможно исправить. И от последствий никуда не деться. Гораздо проще поскорее перешагнуть их и жить дальше. Как будто ничего не случилось.
 

***
 

Гая вернулась под вечер, уставшая, но довольная выполненной работой. Она надеялась, что глава Гильдии это оценит. Видят боги, Гая старалась изо всех сил, чтобы угодить Айдис. Спешила взять любой контракт, даже если предполагалось выполнять те задания, которые она терпеть не могла. Например – пойти туда, не зная толком куда, чего даже на карте толком не обозначено. Но Гая стремилась доказать свою пользу и для Гильдии и для капитана. А заодно постараться забыть неприятный разговор с Перциусом, который закончился тем, что она пожелала им всем катиться к даэдре на рога и самим выполнять грязную работу.
 
Конечно, Перциус давно в Гильдии, и когда-то занимал должность Грандмастера, и разумеется, понимал всю закулисную игру, которую вела гильдийская верхушка. Но выслушав его, Гая снова отчётливо почувствовала, как кто-то опять пытается дёргать её за ниточки. А ей это очень надоело. Возможно, то, что сказал глава Бойцов в Альдруне, было вызвано его искренним беспокойством за судьбу Гильдии, но Гая решила, что с неё довольно. В асассины она не записывалась. И кроме того…
 
Конечно, Айдис Огненный Глаз никто бы не смог назвать образцом мягкости и добродушия, но она была единственной женщиной, которая занимала такой высокий пост в Гильдии. А для этого нужны совсем иные качества. Но что бы там не говорил Перциус, Айдис неспособна на те вещи, в которых он её подозревал.
 
У неё был тяжёлый кулак и характер такой же. Но она заботилась о своём отделении в Балморе. Айдис сполна платила за выполненные контракты, не пытаясь утаить от воинов ни одного дрейка. Следила за экипировкой, лекарствами и качеством пищи. Пусть она и держала Гильдию в ежовых рукавицах, но в этих рукавицах каждый воин чувствовал уверенность в своём завтрашнем дне.
 
И потом… Ночью капитан была совсем другой. Как будто сумеречный свет единственной лампы на маленьком столике возле кровати расслаблял её всегда напряжённые мышцы. Из движений исчезала жёсткая порывистость. И даже руки, огрубевшие своей привычностью сжимать рукоятку тяжёлого оружия, казались почти нежными. А холодные скайримские глаза становились гораздо теплее. И когда под утро Айдис бесцеремонно сгоняла Гаю с постели, отправляя досыпать в общую спальню, та воспринимала это как должное, понимая, что такой сильный воин, как Айдис, боится потерпеть поражение там, где побеждают без оружия.
 
Гая думала обо всём этом, пока слушала Перциуса, тщательно подбирающего слова, а потом развернулась и ушла, хлопнув дверью. Кто угодно, но только не Айдис!
 


Тишина, царившая в Гильдии, была так непривычна, что Гая насторожилась. Ещё не так поздно, чтобы бойцы спали после трудового дня. Она заглянула на второй этаж, но капитана там не оказалось. Спустилась вниз, минуя тёмный коридор, мечтая поскорее смыть с себя дорожную пыль и переодеться, и заметила свет, пробивающийся через неплотно закрытую дверь тренировочного зала.
 
  - Алчущий – теперь не слишком серьёзный противник для тебя, да? – Айдис с улыбкой повернулась к ней, откладывая в сторону меч, который заботливо полировала.
 
  - Иногда до цели сложнее добраться, чем уничтожить её. Я порой хожу кругами, ориентируясь по местным указателям, прежде чем нахожу нужное мне место, - Гая с лёгким недоумением оглядела женщину, закованную в тяжёлые оркские доспехи.
 
  - О, да… К некоторым целям путь редко бывает прямым. Но так или иначе, все дороги ведут туда, куда суждено прийти… И нет возможности свернуть.
 
  - А где все? Непривычно, что у нас здесь так тихо… 

  - Сегодня у данмеров храмовый праздник. Я подумала, что до завтра людям можно дать отгул. 
  - Но ты, похоже, не собираешься праздновать, - Гая красноречиво кивнула на доспехи.
 
  - Ах, это… - Айдис усмехнулась. – Видишь ли, накануне я получила один контракт. Боюсь, мне придётся самой выполнить его, так что мне не до празднеств.
 
  - Вот как… - Гая кивнула, стараясь не обращать внимания на беспокойство, которое шевельнулось в груди. – Я могла бы помочь тебе.
 
Женщина засмеялась странным безрадостным смехом:
 
  - Разумеется, ты мне поможешь. Потому я тебя и ждала. Но сначала… как насчёт спарринга?
 
  - Что? – Гая нахмурилась. – Айдис, я проделала долгий путь до той гробницы, и алчущий – не самый приятный противник. Если нужно что-то сделать – я сделаю, но махать мечом просто так – мне не хочется.
  - Гм… - глава Гильдии улыбалась всё той же странной улыбкой. – А если я скажу, что у тебя нет выбора?
 
  - Айдис… - она оборвала себя на полуслове, потому что улыбка на лице капитана уступила место гримасе, когда сделав резкий выпад, она едва не снесла Гае голову своей тяжёлой оркской секирой.
 
  - Да что ты делаешь?! – Гая споткнулась, врезавшись плечом в шкаф со снаряжением и теперь смотрела на женщину полными тревоги глазами.
 
  - То, что ты вынудила меня сделать. Поднимайся! – Айдис больше не улыбалась. Тонкие губы сжаты в жёсткую линию и глаза превратились в две застывшие льдинки.
 
  - Я не понимаю… - Гая встала на ноги, переводя взгляд с лица капитана на её секиру.
 
  - Всё ты понимаешь, не строй из себя дурочку. Я предупреждала, чем закончатся твои игры. Ты не послушалась. Ты оказалась не на той стороне! – Айдис снова замахнулась и Гая поспешила отскочить подальше, мельком подумав, что всё же, Перциус оказался прав.
 
  - Не нужно этого делать! – рука замерла на ножнах, хранящих стеклянный кинжал. Но пока ещё была надежда. Возможно, Айдис сумеет остановиться.
 
  - Да неужели? – женщина зло усмехнулась, наступая. – Думаешь, что ты настолько особенная, что я встану между тобой и Сжорингом?
 
Гая прокатилась по полу, слушая как остро заточенное лезвие с хрустом врезалось в деревянную обшивку стены.
 
  - Гая, у меня было множество способов выполнить этот приказ, но из всех я выбрала самый честный, потому что я не хочу бить тебя в спину! – секира покачивалась в её руках, и на секунду Гая представила, как металл вгрызается в тело, разрубая мышцы и кости, как скрибовое желе. Она тяжело сглотнула.
 
  - Я прошу тебя, остановись! Остановись! Пока ещё не поздно… Айдис, я…
 
Женщина покрепче сжала рукоятку обеими руками. Голова пульсировала болью, и оттягивая неизбежное секундами, она лишь продлевала собственную муку. Покончить с ней одним ударом, так, чтобы был лишь миг агонии. А потом волна горя накроет её саму, но тоже ненадолго. Потому что горькая чаша не бесконечна. И лишь изредка она будет вспоминать невысокую щуплую девчонку, появившуюся на пороге её Гильдии, и готовую согнуться даже под лёгким хитиновым доспехом. Сейчас девчонка набралась сил, но всё так же смотрит на неё доверчивыми тёмными глазами, и от этого взгляда Айдис хотелось завыть.
 
  - Прости меня, - шепнула она, делая выпад, уже не пытаясь промахнуться, уже почти ощущая горячую багряную волну, которая хлынет в лицо из рассечённой груди.
 


Крик боли и крик отчаяния слились воедино, эхом пронеслись по пустой Гильдии и затихли, оборвавшись смертью.
 
Рука выдернула стеклянный кинжал почти рефлекторно, пока Гая в ужасе и как бы со стороны наблюдала за приближающимся лезвием секиры. Время словно замерло. Тяжёлые доспехи делают своего обладателя не слишком поворотливым. И не особо защищают от зачарованного оружия. Стеклянное лезвие легко вошло между пластинами орочьей стали, а заклятие огня выжгло внутренности Айдис в считанные секунды. Когда Гая рухнула на колени под тяжестью её тела, глава Гильдии Бойцов Балморы уже была мертва.
 

***
 

Сжоринг Жестокосердный был пьян и в отвратительном расположении духа. 
Развалившись в кресле он потягивал мёд из кружки и думал о том, что в последнее время его дела в Морровинде как-то совсем не ладятся. А ведь ещё совсем недавно всё складывалось так хорошо! Особенно для такого неудачника, каким он был на своей родине в Скайриме. Подумать только, ему пришлось бежать так далеко, скрываясь от Скайримского правосудия. И вряд ли бы он отделался лишь тюремным заключением за свои нехорошие дела. Но этот край… Просто земля обетованная для авантюристов и искателей приключений. И для тех, кому грозит смертная казнь. Нужно лишь вцепиться зубами покрепче в самый жирный кусок и всё получится. Местные даэдры любят сильных, смелых и безрассудных. С самого начала Сжоринг чувствовал, что кто-то из них к нему явно благосклонен. Да что уж говорить, в Морровинде удачи так и посыпались на него, как из рога изобилия. Конечно, вначале ему кое-кто помог. Эти славные ребята из Каммона Тонг знают, кому можно протянуть руку, а кому лучше сразу всадить нож в спину. Этот союз был выгоден и для них и для него. Спихнуть Перциуса, этого старого дурака с его насиженного места Грандмастера Бойцов – оказалось несложным. Разве мог этот вояка противостоять молодому энергичному нордлингу, за спиной которого стоял старейший преступный синдикат? Пусть скажет спасибо, что хоть жив остался.
 
И когда место Грандмастера досталось ему, Сжоринг отблагодарил своих друзей из Каммона Тонг, постепенно и последовательно вырезая Гильдию Воров. Собственные бойцы прекрасно подошли для этой работы. Исполнительные, в меру туповатые и не задающие лишних вопросов, особенно, если платить им как следует.
 
Но всё пошло наперекосяк, как только появилась эта девчонка, непонятно кто, непонятно откуда. И что самое скверное, появилась не где-то, а в одной из его собственных Гильдий под началом личного болванчика Айдис Огненный Глаз. И куда же она смотрела, дура?! Как будто Сжоринг посадил её просто так! И ладно ещё, если бы она исправила свой недосмотр, так нет же! Умудрилась подохнуть от рук этой мерзавки! Размазня несчастная!
 
И в тот миг, как ему доложили о гибели Айдис, Сжоринг понял, что в Морровинде для него становится слишком жарковато. Скамп знает, кто она такая на самом деле, но он всей своей обострённой интуицией хищника чуял – не стоит рисковать и задерживаться в этой пепельной земле дольше, чем потребует решение некоторых дел. Конечно, то, что девчонка убила главу Балморской Гильдии – добавило ей лишних проблем. Стража стоит на ушах, и стоит ей хоть нос показать – её тут же сцапают.
 
Впрочем, как скоро поймают эту дрянь – ему не так уж интересно. Потому что уже завтра утром он отплывёт в Эбенгард, а оттуда корабль увезёт его прочь из Морровинда. Куда – не так важно. Может быть, в самую гущу цивилизации. С его деньгами он сможет позволить себе обосноваться хоть в самом Имперском Городе. Да, пожалуй… Пожалуй, Сиродиил – самое подходящее место для такого удачливого парня, как он. В конце концов, Морровинд стал для него слишком тесен.
 

Погружённый в свои мысли и алкогольные пары, Сжоринг не услышал, или не придал значения лёгкому скрипу половиц под чьими-то осторожными шагами. 
И только тогда холодок прошёлся по его спине, когда иллюзия растаяла, и словно из темноты вынырнула смуглая женская рука, обхватив его за шею и запрокидывая голову.
 
Прежде чем маленький стеклянный кинжал полоснул его по горлу, Сжоринг успел увидеть мелькнувшую на женском лице мрачную усмешку и услышать тихие слова:
 
  - Айдис передаёт тебе этот привет.
 


Услышав негромкий стук среди ночи, Кай ничуть не удивился. Более того, когда в его дверь постучали, он испытал невероятное облегчение, потому что человек, которого он надеялся обнаружить снаружи, некоторое время назад как сквозь землю провалился, и старый Мастер Клинков уже начинал серьёзно беспокоиться.
 
Он открыл дверь и Гая молча прошла мимо него прямо к очагу. Села, потирая плечи руками, словно очень замёрзла.
 
Кай лишь мельком окинул её цепким взглядом, чтобы понять – то, что нужно сказать, он скажет позже.
 
Она выглядела измотанной, даже смуглая кожа на лице казалась посеревшей, точно посыпанной пеплом, но это и неудивительно, если учесть, что Балмора гудела, словно потревоженный улей, до сих пор обсуждая зверское и вероломное убийство главы Гильдии Бойцов одним из её членов. Даже ночью возвращаться в город было опасно. Патрули стражи имели её точные приметы, так что опознать бывшего бойца Гильдии никому не составит труда.
 
Кай подумал было, а свяжут ли они убийство Грандмастера в Вивеке с Балморским событием, но потом сказал себе, что этой проблемой он займётся позже. Когда решит, что делать с Гаей дальше. Впрочем, он уже решил. Жалел только, что не раньше. Тогда удалось бы избежать многих хлопот.
 
Она всё так же молчала, и Кай немного задремал, покуривая свою трубку.
 
Когда она тронула его за плечо, он вздрогнул, открыв глаза.
 
  - Можно я останусь у тебя на ночь?
 
  - Да, я ведь уже говорил, что мой дом – в твоём распоряжении... Где ты скиталась всё это время?
 
  - У меня были личные дела, - глухо ответила Гая, снимая стеклянный доспех.
 
Следя за ней краем глаза, Кай заметил бурые брызги на прозрачных зелёных пластинах.
 
Всё же, хорошо, что она додумалась не входить в город днём. Даже если бы её не узнали, стражники наверняка заинтересовались бы, кровь какого существа попала на её доспехи.
 
Он вздохнул.
 
Кровать скрипнула под тяжестью её тела. Заложив руки за голову, Гая разглядывала трещины на потолке, а затем пробормотала, словно обращаясь к самой себе:
 
  - Как странно…
 
Кай выпустил скуумный дым и счёл нужным поддержать разговор:
 
  - Что, девочка?
 
  - Я представляла это иначе.
 
Старый Мастер проследил за её взглядом, но не нашёл на своём потолке ничего примечательного, тем более, странного.
 
  - Ты знаешь, - тихо продолжала Гая, - я родилась в Коловии, в маленькой деревушке. Это… очень далеко отсюда. Мой отец – редгар, а мать – бретонка. Вдвоём они держали маленькую лавочку со всяким барахлом. Жизнь была простой и неспешной. И дни были похожи друг на друга. А то, что происходит в большом мире, для нас, разделяющих свой день на завтраки, обеды, ужины и молитвы в храме, было похоже на сказки. Наверное поэтому каждое событие извне постепенно обрастало такими деталями, которые придавали им романтический ореол. Я очень хотела увидеть большой мир. Это было равно тому, как если бы книга в руках начала оживать. Увидеть всех людей, о которых слагали легенды, может даже, самого Императора. Но… шли дни, и ничего не менялось. До тех пор, пока не пришла пора выдавать меня замуж. Вот тогда я и сбежала с первым караваном, который проходил через нашу деревню. Я просто представила – это же невыносимо, всю жизнь просидеть в маленькой лавочке, среди бесполезных побрякушек, пока в большом мире происходят большие события. К тому же, и будущий муж мне ничуть не понравился. Так что, я считала, что мой поступок вполне оправдан.
 
Может быть это действительно судьба, а может – только совпадение. Караван направлялся в Сиродиил, в Имперский Город. Вот только город мне увидеть так и не довелось. Один из охранников был слишком настойчив в своих ухаживаниях, и пришлось так же настойчиво дать ему от ворот поворот. А он оказался очень обидчивым. К тому же, путешествовала я не совсем легально. Он обвинил меня в воровстве, и поверили, конечно же, ему, а не мне, бродяжке. Так что свой первый день в Имперском Городе я встретила в тюрьме. А остальное ты знаешь.
 
  - Знаю, - кивнул Кай.
 
  - А ты веришь в то, что всё это – часть божественного замысла, а не цепочка совпадений? – она повернула голову к нему и огонь, вяло колеблющийся в догорающих углях очага, на секунду вспыхнул в её чёрных зрачках.
 
  - Кто знает… - старик сам не раз думал об этом. – Время и место каждого подвига определено судьбой. Но если не придёт Герой, не будет и подвига.
 
  - А кто определяет героя?
 
  - Обстоятельства, я думаю, - он затянулся своей трубкой.
 
  - Обстоятельства… - медленно повторила Гая. – Сегодняшней ночью я хочу увидеть во сне свою деревню и своих родных. Вспомнить нашу лавочку, и как пылинки танцуют, пробиваясь вместе с солнечными лучами из маленького окна. Я только сейчас поняла, как это мне по-настоящему дорого. И ещё, я точно знаю, я больше никогда не смогу вернуться домой. Но сегодня, когда я усну, я хочу быть со своими родными… - её голос становился тише, она замолчала.
 
Кай подождал и наконец заговорил о том, что его действительно волновало.
 
  - Гая, я смогу уладить твои… недоразумения с законом, но будет лучше, если и ты наконец займёшься тем, ради чего тебя прислали в Морровинд. Тем более что мы и так потеряли слишком много времени. Я думаю, что ты уже готова. Разборки между Гильдиями и Великими Домами больше тебя не касаются. Впредь ты должна в точности следовать предписанию Императора, и моим указаниям, соответственно. Завтра с утра ты отправишься в Альдрун, в местный гарнизон. Капитан Раеса Пуллея расскажет тебе всё более подробно, но я знаю, что её солдаты вышли на базу Шестого Дома. Так что, придётся поработать, девочка.
Старик замолчал, чтобы затянуться новой порцией скуумы и повернулся к ней, выпуская изо рта голубоватый дым:
 
  - Что скажешь, Гая?
 
Но она ничего не ответила. Она спала.
 
Кай вздохнул, не в первый раз подумав о том, не слишком ли большую ответственность возложил на него Император, и не пора ли уже уйти на покой, удалившись от интриг и волнений. Может быть Боги и знают, что делают, но люди… никогда не знаешь, чего от них ждать, и на что они способны. И куда, в конце концов, приведёт их путь, лишь богам и веданный.
 
Но, он ещё раз посмотрел на спящую, если ей повезёт, то сегодня ночью она увидит во сне свой дом и семью. А если нет – то Император ошибся. И никакой она не Нереварин, и погибнет завтра в пещерах Илуниби, пытаясь стать Героем, которым не является.
 
И тогда боги посмеются, и примутся искать нового персонажа для своей комедии.
 
Что поделать, боги вечны и иногда им тоже становится скучно.
 
А пока будущий Герой спит, вытянувшись на узкой кровати и видит маленькую деревушку где-то в Коловии, и лавочку, набитую всякими безделушками, и пылинки, танцующие в солнечных лучах, пробивающихся из маленького окна.
 
Каю, который примостился на скамье, сунув под голову свёрнутую блузу, казалось, что он и сам всё это видит.
 
«Боги улыбаются нам, - подумал он, прежде чем погрузиться в свой собственный сон, лишённый чётких образов, - это добрый знак».
 


Конец
 

Прочитано 567 раз Последнее изменение Понедельник, 10 Февраль 2014 22:04
Другие материалы в этой категории: « Лепесток горьколистника

Добавить комментарий