Понедельник, 09 Октябрь 2017 16:01

I Wanna Do Bad Things With You

Оцените материал
(1 Голосовать)
  • Автор: Рыжий Прохвост
  • Рейтинг: NC-17
  • Жанр: повседневность, романтика, юмор
  • Количество: 6 стр.

- Это что за фигня? - воскликнула я, забегая на кухню, откуда доносились возмущённые вопли, какой-то треск и воняло просто невообразимо.

 

Посреди кухни стояла моя девушка, держала в одной руке сковородку с чем-то чёрным и вонючим, а в другой бутылку масла. Причём, масло она держала так хитро, что из открытой бутылки оно лилось на пол тонкой струйкой. Натекла уже такая здоровая лужа, что один неловкий шаг, и кто-нибудь оказался бы на полу. На секунду мне захотелось, чтобы именно девушка сделала этот роковой шаг.

 

Сама девица выглядела тоже весьма пикантно: в тёмных волосах какой-то белый порошок (предположительно, мука), на лице та же мука, просторная футболка вся заляпана, руки по локоть в чём-то. В целом, вид удручающий, как будто она в муке валялась, посыпала себя и кухню ею, а потом ещё и маслом всё решила приправить.

 

- Ада, твою поэтическую душу, это что такое?! - крикнула я уже громче, силясь докричаться до девицы. Та, перестав наблюдать за маслом, бодро утекающим на пол, посмотрела на меня и улыбнулась.

 

- Я это... сюрприз сделать хотела, - заулыбалась она шире, чувствуя, сколько сейчас ругани и непечатных оскорблений ей придётся выслушать за свой сюрприз. Она, в принципе, не ошибалась. Только всё непечатное застряло у меня где-то в горле, вытесненное удивлением от увиденного.

 

- Не удался сюрприз твой, девочка. Хотя, нет, в чём же он заключался? Вдруг ты просто захотела всё тут засрать, а не сделать что-то особенное, - я привалилась плечом к стене и осмотрела девушку, а затем и следы её героических похождений. Да, отмывать всё это будет настоящим адом, хотя бы потому, что Адка ни за что в жизни не станет убирать то, что сама натворила. Она же искренне считает себя во всём правой! А я просто ругаю её за всё подряд.

 

Ада мотнула головой и тяжело вздохнула, потом поставила сковородку на стол, туда же плюхнула и бутылку с остатками масла. Потом она снова виновато улыбнулась и, поморщившись, убрала прядь волос за ухо, оставив на щеке длинный масляный след. Сдержав приступ смеха от вида своей неуклюжей девушки, я снова осмотрела кухню. Ну и свинарник!

 

- Я хотела испечь для тебя оладушки! - обиженно пробормотала она, а потом сделала шаг в сторону стола, где, укрытая ровным слоем муки, лежала какая-то книженция. Видимо, с рецептами.

 

Только вот зря Ада решила сделать этот шаг. Он оказался роковым. С писком "блять" девушка распласталась на полу, вынося смертный приговор своей и без того извазюканной футболке, больно прикладываясь головой и задницей. Я даже пожалела её пару мгновений. Но потом быстро переменила своё мнение, когда девушка потянула ко мне руки, перепачканные во всём на свете.

 

- Вот ты вроде женщина, а готовить не умеешь, - хохотнула я, всё-таки подавая девушке руку.

 

Она ухватилась за неё, как утопающий за соломинку, и попыталась встать. Попытка успехом не увенчалась, потому что у Ады руки были скользкими от масла. И когда я со всей силы потянула её на себя, рука выскользнула, а я шмякнулась на пол и поехала по маслу навстречу девушке.

 

Столкновение было болезненным. Вот тут-то мой матерный поток и вырвался наружу. Ада с пять минут лежала в масле и покорно слушала, кто она, кем были её родители и куда я ей запихаю её желание делать такие сюрпризы. Она кивала и вникала с серьёзным выражением лица. Закончив свою тираду, я выдохнула и снова шмякнулась в масло.

 

- Никуля? - позвала меня девушка.

 

- Чего тебе, разрушительница? - рыкнула я, лениво осматривая кухню. Нет, ну надо же было так засрать мою кухню?

 

- А что же теперь делать? Я так хотела сделать для тебя самые вкусные на свете оладьи, - девица надула губки и подползла ко мне поближе.

 

Я вздохнула. Нет, она, конечно, была очень милая. Захотела приготовить мне что-нибудь вкусное, порадовать. Даже вон рецепт нашла, помня, как сильно я люблю оладушки. Наверное, и сливки купила к ним.

 

- Ад?

 

- М?

 

- Ты сливки тоже купила, да? - полюбопытствовала я.

 

- Конечно. Тебе же с ними нравятся оладьи, да? Или нет? - Ада обеспокоенно посмотрела на меня.

 

Широко улыбнувшись, я погладила девушку по голове. Можно сказать, что в этот момент я простила ей всё на свете за то маленькое уточнение. Раз уж она захотела приготовить мне что-то очень вкусное, то я помогу ей в этом. Научу это криворукое создание делать всё правильно, мне это в будущем пригодится. Будет мне блинчики печь, оладушки. А я буду есть и радоваться, что научила. Какая я корыстная.

 

- Вот, как мы поступим! - воскликнула я. - Сначала уберём здесь всё, потом отмоемся. Если ты не все продукты извела, то мы с тобой сделаем нормальные оладушки - так и быть, научу. А если чего-то не хватает, то придётся прогуляться до магазина.

 

Она закивала и тут же принялась исполнять мой план - подскочила, чтобы ломануться за тряпкой, но у неё не получилось ничего. Сразу же растянулась на полу, вызвав у меня приступ смеха.

 

С горем пополам, но мы отмыли кухню, сами отмылись от всей гадости, а потом заново подготовили рабочее место для адекватного приготовления оладьев. Я натянула на девушку фартук, положила перед ней раскрытую книгу рецептов (больше для приличия - рецепт я и без этого прекрасно знала) и подошла сзади.

 

- Приступим? - улыбнулась я. Девушка кивнула в ответ, и я продолжила: - Теперь читай, что нужно для того, чтобы приготовить оладьи, - я говорила Аде тихо на ушко, наслаждаясь её реакцией. Девушка от каждого моего слова вздрагивала и смущалась, а у меня всё поднималось настроение, которое и без того было игривым.

 

- Мука, сахар, какао, молоко, соль, сода, разрыхлитель, сливочное масло, яйца и шоколад, - быстро зачитала она список продуктов.

 

- У нас есть всё? - прошептала я.

 

Ада оглядела стол и неуверенно кивнула, потом повернула голову ко мне и смущённо улыбнулась. Видимо, до неё ещё никак не дошло, что за игру я затеяла. А мне того и надо было. Не раскрывать же все карты сразу?

 

- Ну тогда давай продолжать, - улыбнулась я и поставила перед девушкой большое блюдо. - Сюда нужно высыпать стакан муки, полстакана сахара, четыре столовые ложки какао, соды на кончике ножа и немножко соли. Запомнила? - Ада кивнула. - Вот и приступай.

 

Я обнимала девушку за талию, прижимаясь к ней сзади, положила голову ей на плечо, отчаянно мешая. Она не говорила ни слова против, лишь молча и аккуратно смешивала всё то, что я ей сказала. Надо сказать, она поразила меня своей стойкостью и безропотностью. Ничего ведь не сказала мне по поводу того, что я мешаю. Умничка моя.

 

Ни слова так же не сказала против, когда я погладила её животик, совсем уже разыгравшись. Мне нравилось наблюдать, как она готовит для меня, старается, малышка. Я прижималась к ней сильнее, практически вжимая в стол, как бы невзначай поглаживала бедра и животик.

 

- В-всё, - дрожащим голосом произнесла Ада.

 

- Тогда дальше? - я улыбнулась, глядя на то, что у неё получилось.

 

Отставив эту тарелку, я поставила перед ней чистую и тихо принялась говорить на ушко:

 

- Дальше нам нужно молока полтора стакана, растопленное масло четверть пачки, два желтка и немного ванили.

 

- Масло надо растопить, - прошептала она, вздрагивая.

 

- Я сделаю. Смешивай пока что всё остальное.

 

Я быстро отрезала нужное количество масла, положила в железное блюдечко и стала растапливать на водяной бане. Ада молча смешивала всё нужное, а я возилась с маслом и улыбалась, предвкушая дальнейшую игру.

 

Вылив растопленное масло в блюдо, я снова обняла девушку за талию и поцеловала её в шею, выдохнув на кожу. Она вздрогнула и едва не выронила ложку, но всё-таки сдержалась и продолжила перемешивать продукты.

 

- Всё, - произнесла она, закончив.

 

- Умница. А теперь вот это, - я указала на ту тарелку, которую девушка держала в руках, - нужно влить в это, - ткнула пальцем в другую тарелку.

 

Она кивнула и послушно принялась смешивать ингредиенты. Я в это время бессовестно гладила её, с удовольствием отмечая её сбившееся дыхание и дрожащие руки. Когда всё было готово, я сунула палец в почти готовое тесто и облизала его.

 

- Ммм... вкусно, - шепнула я ей на ушко. - Хочешь попробовать?

 

Ада снова едва заметно кивнула и сама уже было потянулась пальцем, но я шлёпнула её по руке, ложкой подцепила тесто и протянула ложку ей. Она слизала немножко и улыбнулась.

 

- Правда вкусно, - улыбнулась девушка, потом повернулась ко мне и покраснела, потянулась и поцеловала меня в уголок губ. Я, усмехнувшись, взяла её за подбородок и поцеловала. Развернула к себе, углубляя поцелуй и прижимая её к столу.

 

Девушка тихо выдохнула и обхватила мою шею руками, прижимая к себе ближе. Я кусала её губы, слушая судорожные вдохи, а Ада гладила меня по голове, сжимала пряди волос и прижималась ко мне всё сильнее. Когда голова начала кружиться, я всё-таки нашла в себе силы, чтобы отстраниться и посмотреть в её глаза. Ада смутилась и повернулась к столу.

 

- Что дальше? - пробормотала она, отчаянно краснея. Дыхание было сбитым, девушка подрагивала, прижимаясь ко мне. А я снова крепко обняла её и прошептала на ушко, заставляя подругу вздрогнуть:

 

- Дальше нужно потереть половину плитки шоколада сюда, а потом взбить белки и тоже сюда добавить. И будет тесто для оладьев, можно будет печь.

 

- Х-хорошо.

 

Адка послушно исполняла мои указания, хоть и дрожала от плохо скрываемого желания, которое я распаляла всё сильнее своими домогательствами. Но девушка стойко держалась, решив до конца довести начатое дело. Моё желание поиграться росло одновременно с её сопротивлением. Чем сильнее она не поддавалась, тем сильнее я хотела девушку.

 

- Всё готово, - хрипло произнесла она, то и дело вздрагивая от того, что я покрывала поцелуями её шею и плечи, с которых съезжала свободная большая футболка.

 

- Точно? - выдохнула я ей на ушко, продолжая гладить и сжимать бедра, проводить ладонями по животику, уже забираясь под футболку.

 

Она тихо простонала и кивнула, уже не способная отвечать. Я прижалась ещё теснее, сжала грудь, потерлась о спину девушки. Ада быстро развернулась и поцеловала меня, жадно, страстно, сразу же кусая губы. Прижимала меня к себе, царапая спину, а я быстро развязала уже ненужный фартук и наощупь отодвинула от края стола все продукты и тарелки, посадила Аду на край стола. Оторвалась от губ и стала целовать шею, кусать и оставлять яркие засосы, блуждать руками по телу, гладить бедра.

 

Девица развела ноги в стороны и притянула меня к себе ближе, обхватывая ногами за бедра. Легко позволила мне стянуть с себя футболку, снова обнимая за шею и целуя в губы, жадно и настойчиво. Я застонала от такого напора, сжала грудь девушки, стянула лифчик и припала губами к ключицам. Продолжила ласкать ладонями и кончиками пальцев грудь, сжимать и выкручивать соски, заставляя девушку постанывать, выгибаться мне навстречу.

 

- Нииик, - простонала она, сжимая пряди моих волос, когда я уже стянула с неё шортики и целовала внутренние стороны бедёр.

 

- М? - я посмотрела на неё, такую раскрасневшуюся, с искусанными губами и шальным взглядом.

 

- А как же оладьи? - прошептала она, переводя дыхание.

 

Я усмехнулась и выпрямилась. Она, сама того не подозревая, продолжила мою игру. Поставив сковородку на плиту, раскалив её и налив немного подсолнечного масла, я взяла блюдо с тестом и половник, вылила на сковородку немного, размазывая ровным слоем.

 

- Знаешь, что главное в оладьях? - прошептала я, глядя на Аду. Она помотала головой и смущённо посмотрела на меня. - Главное - это их толщина. Если они будут недостаточно толстенькими, то это получится блин какой-то, а не настоящий оладий. Ты поняла?

 

Она кивнула и облизнулась, осматривая меня. Я усмехнулась, убавила огонь и подошла к девушке, снова жадно поцеловала её, кусая и без того истерзанные губы. Она поёрзала и притянула меня к себе ближе.

 

Стянула с неё трусики и отбросила в сторону, принялась быстрыми лёгкими поцелуями спускаться к животику. Поцеловала низ живота, провела язычком. Потом погладила бедра и сжала их, разводя ножки в стороны. Девушка откинулась назад, опираясь на руки и случайно сбрасывая на стол миску с чем-то и пакет с мукой. И чёрт бы с ней, сейчас нам было не до того.

 

Я провела пальцами по внутренним сторонам бедер, поглаживая, мягко касаясь. Ада застонала и подалась бедрами ко мне, выгибаясь сильнее. Усмехнувшись, склонилась ещё ниже и уперлась руками в стол по обе стороны от девушки. Лизнула губки, слизывая смазку, и почувствовала руку на своей голове. Девушка гладила меня по голове, перебирала прядки волос, сильно сжимала их, сдавленно постанывая и тихо прося действовать дальше.

 

Кончиком язычка я водила по губкам, желая подразнить партнёршу. Она тихо стонала и выгибалась, вздрагивала всем телом. Внезапно она замерла и пробормотала:

 

- Кажется, пора переворачивать его.

 

Я отстранилась от неё, кивнула и быстро перевернула оладий. Улыбнувшись, заметила, что прожарился он как раз до нужного состояния. Повернулась к девушке и погладила её по щеке, поцеловала в шею, провела пальчиками по губкам, ввела их, стала медленно двигать. Ада стонала уже громче, выгибалась и дрожала в моих руках, кусала губы и подавалась бедрами ко мне.

 

Сняла оладушек со сковородки и положила на блюдечко. Вылила на сковородку новую порцию теста и снова вернулась к девушке. Склонившись, обхватила клитор, сжала его несильно, провела язычком. Ада сжала пряди моих волос, вскрикнула и выгнулась ещё сильнее. Я продолжала быстро двигать пальцами, разводя их в стороны, губами и язычком ласкала клитор, сжимала его, срывала с губ девушки новые и всё более громкие стоны.

 

- Ни-и-ик! - вскрикнула она, сильно и больно дёргая меня за волосы.

 

- Оладий? - хмыкнула я.

 

- Нет, хорошо, - простонала она, улыбнувшись.

 

Я, на всякий случай, проверила, дошёл ли до нужного состояния оладий, а потом вернулась к своему занятию. Ада стонала и вскрикивала, подаваясь бедрами ко мне, шептала моё имя, еле сдерживалась и хваталась за стол дрожащими руками.

 

Мучила я её довольно долго, время от времени давая передышки, пока снимала со сковороды уже готовые оладьи. А потом снова продолжала гладить и ласкать, заставляя партнёршу практически кричать. Достигнув оргазма, она откинулась на стол, забив на то, что там ещё лежали какие-то продукты и чуть не угодив головой в тарелку. Я рассмеялась и облизнулась, чем смутила девушку ужасно.

 

А потом отвлеклась на остатки теста для оладьев. Ада лежала и тяжело дышала, следила за мной.

 

- Секс и оладьи, - хрипло прошептала она.

 

- Ммм! - протянули мы вместе, а затем рассмеялись.

 

Конец

Прочитано 52 раз