Вторник, 12 Ноябрь 2019 22:51

Я не нуждаюсь в спасении

Оцените материал
(0 голосов)
  • Автор: Katerina Evgenyasha
  • Рейтинг: PG-13
  • Жанр: драма
  • Количество: 6 стр.
  • Примечание: Анастасия, вам.

 

- Итак, как прошла эта неделя? - женщина смотрит на нее сквозь свои очки, смотрит мягко и дружелюбно. Улыбается. Фальшиво. Уголки губ начинают подрагивать от напряжения через несколько минут молчания. Улыбка все больше походит на гримасу отвращения. Время, время, время. Огромные часы тикают, стучат, хрипят и кашляют. Время - тягучий сироп, время - тяжелый мокрый песок, время - выпускающий кровь по каплям нож. Время - убийца.

 

- Хорошо.

 

- Действительно?

 

- Да.

 

"Нет!"

 

- Голова больше не болит? - Она устала, эта женщина устала от нее. От ее мыслей, проблем, боли, тянущегося времени. Устала от своей работы и жизни. Ведь каждый день приходится слушать, слушать, слушать.

 

Слушать тишину.

 

Слушать плач.

 

Слушать истерики.

 

Слушать глупые истории.

 

Она хочет помочь, правда хочет, но все так сложно.

 

- Не болит.

 

"Болит так сильно, что хочется разбить голову об бетонную стену, чтобы новой болью заглушить, ослабить старую. Болит так, что невозможно двигаться: вставать, садиться, ходить. Сложно говорить, сложно думать, сложно жить."

 

- Послушай, я хочу тебе помочь, - женщина начинает нервничать, теребя в бледных пальцах ручку. - Очень сильно хочу помочь. Но для этого ты должна помогать мне, говорить со мной. Не вижу смысла наших сеансов, если ты будешь дальше молчать.

 

Она выговаривает все это на одном дыхании, а в конце голос становится чуть выше и срывается. Пальцы сжимают подлокотник кресла, а девушка напротив, кажется, даже не впечатлена.

 

- Я хочу этого, - тихо и хрипло, почти неслышно, беспомощно.

 

- Чего именно?

 

- Хочу, чтобы вы помогли мне.

 

- А ты готова помочь сама себе? - И снова тишина в ответ.

 

Тик-так.

 

Время.

 

- Да, - почти беззвучно, умоляюще. - Я думаю, что готова, - чуть громче, настойчивее.

 

- Давай начнем с самого начала. С первого вопроса, который я задала тебе. Как прошла твоя неделя? - женщина нервно облизывает алые губы, откидываясь на спинку кресла. Она почти спокойна. - Ты завела новых друзей?

 

- Да, думаю, у меня есть новый друг.

 

Ответы такие короткие, что их едва ли хватит на ужин. Маленькие порции, безвкусные, без приправ или соуса.

 

Бессмысленные, поверхностные.

 

Необходимо больше слов.

 

Тик-так.

 

Чертово время.

 

Осталось полчаса.

 

Тик-так.

 

- Расскажи, как его зовут? Как вы познакомились? - женщина пытается вытянуть из нее слова невидимыми щипцами. Готовится записывать, надеется, что запишет хоть что-нибудь.

 

- Имя не так важно, я думаю, - девушка напротив слабо улыбается, чуть заметно, вымученно, так, словно ее губы растягивают насильно, несмотря на боль, мольбы и крики. Разрывают, тянут, заставляют.

 

"Она чертово солнце," - крутится в разрывающейся от боли голове, но слова не вырываются наружу. Не получается ничего.

 

- Она сбила меня на велосипеде, когда я переходила дорогу. Это глупо, на самом деле, потому что нормальные люди не ездят на велосипедах по ночам. Ведь ночью люди должны спать? Должны в обнимку с кем-то смотреть телевизор или отрываться в клубе? А она ехала на велосипеде по середине дороги. Что за дурочка.

 

Девушка улыбается чуть естественнее, больше никто не тянет ее улыбку, не заставляет кожу разрываться и кровоточить. Она позволяет себе прикрыть глаза. Лишь на секунду, чтобы вспомнить прошлую пятницу.

 

***

 

- Хэй, ты в порядке? Я не думала, что могу сбить кого-нибудь в такое время? Что-нибудь болит? Тебе помочь? Надо в больницу? Вызвать скорую? Воды? - ангел напротив говорит так быстро, почти тараторит, задыхаясь и почти плача. Что-то шепчет, протягивает руки, манит к себе. Нимб над ее головой светится желтым фонарным светом, и это кажется чем-то странным.

 

- Я умерла? - хрипло, жалостливо, с надеждой.

 

- Дура! - выкрикивает ангел, резко поднимая ее на ноги и пытаясь отряхнуть испачкавшиеся джинсы. - Я так испугалась!

 

Только сейчас она может разглядеть своего ангела не размыто, а четко, полностью сфокусировавшись.

 

Она растрепанная, ее одежда совсем не похожа на ангельскую, а фонарный нимб пропал. Видимо, все дело в ракурсе. Велик валяется по середине дороги, а его хозяйка все еще пытается отряхнуть мусор с пялящейся на нее девушки.

 

- Я должна проводить тебя домой, - обеспокоенно и сочувственно.

 

- Не думаю, что это хорошая идея, - тихо и безразлично.

 

- Я тебя не спрашиваю, - ангел поднимает свой велосипед и подталкивает девушку вперед, не собираясь выслушивать протесты.

 

Это так странно.

***

 

 

- Знаете, я так отвыкла от людей, что ее чрезмерная забота чуть меня не убила, - нервный смех срывается с губ, а пальцы начинают неосознанно теребить край свитера. - Эта дура довела меня до дома, сварила мне суп и уложила в постель, а еще предлагала прочитать сказку, чтобы я лучше уснула.

 

- Тебе показалось это странным? Почему? - женщина с силой сжимает ручку, выводит какие-то слова в своем большом, полном историй блокноте, давит на бумагу, чуть ли не разрывает ее.

 

- Я не привыкла к этому, - тихий вздох, пауза, молчание, - к заботе, к помощи, а анг...она ворвалась со всем этим в мою жизнь. Это сложно принимать, сложно верить в то, что все это и правда искренне. Не какая-то глупая шутка.

 

- Но тебе лучше? Или все же ты не чувствуешь этого?

 

Повисает тишина. Дряхлые часы все отбивают время. Его осталось так мало, так ничтожно мало, что хочется просто открутить стрелки назад.

 

- Я не знаю. Я боюсь.

 

- Чего?

 

- Что она уйдет?

 

- Почему ты думаешь, что она уйдет от тебя? - женщина заинтересованно смотрит на задумавшуюся девушку. - Ты даешь ей поводы для этого?

 

***

 

Бывают моменты, когда им довольно хорошо вместе: они смотрят фильмы, заказывают пиццу и рассказывают друг другу истории. Больше говорит ангел, потому что ее истории забавные, милые, смешные и до жути глупые.

 

- Расскажи что-нибудь, - шепчет ангел, прижимаясь ближе и обнимая. - Я только и делаю, что рассказываю всякие глупости, а ты все молчишь, - бормочет, уткнувшись носом в шею, и прикрывает глаза.

 

А бывают моменты, когда обстановка накаляется так сильно, что можно обжечься, лишь вздохнув.

 

- Мне нечего рассказывать, у меня скучная жизнь, - можно почувствовать, как она напрягается, а рука, перебирающая мягкие локоны ангела, замирает.

 

- У тебя что-то случилось? - продолжает говорить тихо, даже жалобно.

 

За окном уже темно, в комнате - тоже. Мрачно и в мыслях. Не рассказывать же ангелу о затяжной депрессии и попытках самоубийства, о заливаемой алкоголем боли и о антидепрессантах?

 

- Ничего страшного. Да и не обязательно тебе этого знать, - она отвечает резко, и это задевает ангела.

 

- Послушай, если тебе не нужна моя помощь, то так и скажи, - ангел почти плачет, отстраняясь и пытаясь разглядеть в этой темноте хоть что-то, прочитать хоть какую-нибудь эмоцию на этом бесстрастном лице. - Я уйду сейчас же и не буду мешать тебе.

 

- Не нужна. Уходи. - Что-то колет в груди от эти слов, хочется протянуть руки, что бы обнять всхлипнувшего ангела, забрать эти ужасные слова обратно.

 

Но она не двигается. Она каменная, словно статуя. Она мертва, никчемна и бесполезна. Она все портит. Испортила и сейчас. Это можно понять по тому, как девушка вытирает руками слезы, не видные в темноте, встает, берет свой рюкзак и выходит из комнаты, а потом - и из квартиры, тихо прикрыв дверь.

 

Она потеряла своего ангела.

***

 

 

- Все уходят, всегда уходят, когда я рассказываю им о своих проблемах, а если не рассказываю, то они уходят, потому что веду я себя ужасно. Не люблю людей, и они это видят.

 

- Если человеку ты не безразличен, если он видит в тебе что-то действительно хорошее, если ты заслуживаешь его внимания, то он не уйдет никуда.

 

Женщина мягко улыбается, и это больше не похоже на гримасу. Слов так много, что ей кажется, будто она сейчас захлебнется от их обилия. Информации не просто достаточно, ее слишком много. Предложение за предложением они складываются в странную историю про странного ангела, который ездит на велосипеде по ночам, и потерявшегося, погрязшего в мире боли и страха человека.

 

Этими словами можно насытиться сполна. Ими можно подавиться. От них можно опьянеть.

 

Почти сдохшие часы отбивают прошедший час: кукушка хрипло надрывно кукует, стрелки замерли на мгновение.

 

Тик...

 

Так...

 

Время мертво.

 

Все мертво.

 

Все кончено.

 

Ничего не выйдет.

 

Ты должна умереть.

 

Не понятно, кто кричит это: престарелая кукушка или женщина напротив.

 

Хочется закрыть уши ладонями, чтобы не слышать этот мерзкий старческий хрип.

 

Сдохни, тварь.

 

- Подумай о том, что я сказала тебе, - улыбнувшись, просит женщина, снимая очки. Ее алая улыбка снова кажется мертвой. - А также о нашем разговоре в целом. Увидимся на следующей неделе?

 

Девушка кивает, встает и уходит, даже не думая прощаться. Завывания облезлой кукушки не вылазят из ее головы. Этот мерзкий звон и тиканье, мерный ход часов - как все это раздражает. Боже, она хочет быстрее свалить, выпить свои таблетки и уснуть.

 

Ты потеряла ее.

 

***

 

Ангел находит ее, сидящую у стены в коридоре с бутылкой какой-то дряни в руке, пьяную и почти в бессознательном состоянии.

 

Она что-то шепчет ей, пытаясь поднять тяжелое от усталости тело на ноги, умоляет посмотреть на нее, крепко обнимает, просит прощения, словно она виновата в том, что происходит.

 

- Глупая, - хихикая и пьяно улыбаясь, бормочет девушка, цепляясь за своего ангела и щекоча шею дыханием. - Ты такая глупая.

 

- Ты не сердишься на меня?

 

Она не может связать и двух слов из-за количества выпитого, покусывая влажную от ее собственной слюны шею ангела. Крепче прижимает девушку к себе, поднимаясь с мокрыми поцелуями выше и выше, наконец, замирая рядом с изогнувшимися в странной улыбке губами.

 

 

- Ты глупая, - снова говорит, сломлено шепчет она, пытаясь поцеловать ангела, но голова кружится, и девушка не видит, куда целует.

 

- От тебя несет алкоголем, и ты должна отоспаться, - бормочет ангел, отворачиваясь и пытаясь скрыть румянец, появившийся на бледных щеках.

 

- Мы поговорим завтра? - тихо спрашивает, даже не думая отлепляться от теплого тела рядом.

 

- Обязательно, - улыбается, целует щеку, чуть морщась от запаха.

 

- И поцелуемся? - неуверенно, вяло.

 

- Конечно, - нежно улыбаясь и тихо смесь, - только если от тебя не будет так вонять.

 

В итоге ей приходится тащить уснувшую девушку в кровать, раздевать и укладывать ее.

 

Когда она хочет уйти спать на диван, цепкая хватка на запястье не дает ей сделать это, как и тихое бормотание сквозь сон.

 

- Ангел, останься.

 

И она останется.

 

Поймет.

 

Попытается помочь.

 

Конец

Прочитано 37 раз
Другие материалы в этой категории: « Дым

Комментарии  

 
0 #1 Yonakano 28.11.2019 15:15
Я думаю что в каком-то смысле все герои этой истории нуждаются в спасении. Во всяком случае все они несчастны в силу разных причин.

Дама-психолог - потому что выгорела на своей работе, и не только из-за того, что целыми днями слушает истории чужих проблем, а потому, что проблемы эти решить - не может. Как, собственно, и сами её пациенты-клиенты. Просто некоторые вещи изменить невозможно.

Главная героиня: в тексте не говорится, с чего у неё всё началось, но, очевидно, её проблема носит психосоматический характер. И, возможно, случилось и ещё что-то.
В любом случае, обстоятельства в её жизни скрутились в такой клубок, распутать который, чтобы найти концы и оборвать их - она не в состоянии. И терапия не особенно помогает.

И та девушка, которую встречает героиня, и которая с ней нянчится - её тоже сложно назвать счастливой. Главным образом именно в силу того, что она, впуская в свою жизнь таких людей, как ГГ - очевидно, стремится быть несчастной.

И несмотря на то, что финал пытается выглядеть оптимистичным, потому что эта самая девочка действительно будет пытаться помочь - с трудом верится, что история может закончится хорошо.

Спасибо Автору за работу).
Цитировать
 

Добавить комментарий