Суббота, 09 Сентябрь 2017 16:43

Из зеркала

Оцените материал
(0 голосов)
  • Автор: Marita
  • Рейтинг: PG-13
  • Жанр: мифология, романтика
  • Количество: 2 стр.

И, быть может, ахеянку в пышной одежде лаская,
Пряжкой златою себе поколола нежную руку?

(Гомер, «Илиада», песнь V, 420-425)

 

 

Зеркало – солнце, вскипевшее раскаленною лавой, застывшее на наковальне под молотом кузнеца, бронзово-жаркое солнце. Алфея берет зеркало в руки, смотрит, оправив волосы, ныряет взглядом в точено-блескучую, нетронутую волнами гладь. В зеркале – она сама, изящный завиток волос под покрывалом, янтарные капли бус, стекающие на грудь.

 

– Уж не сама ли богиня любви сотворила – меня, подобной себе? – шепчут губы ее, и отраженье смеется в ответ, и бронзой отливает в зеркале румянец на ее щеках. – Уж не сама ли Пенорожденная спустилась с вершины Олимпа, чтобы вдохнуть в меня жизнь?

 

Зеркало – пламя кузнечного горна, взятое в плен меж молотом и наковальней. Алфея вертит зеркало в пальцах – там, на обратной стороне его, в тончайшей сети, точно пойманные бабочки, бьются в объятиях двое: мужчина, чьи плечи, мощные, как у быка, силятся разорвать золоченую сеть, и женщина, прекрасная и полногрудая, с мольбою вскинувшая взгляд свой – туда, где у самого края рамы, тяжело опираясь на молот, мрачно смотрит косматый, хромоногий кузнец.

 

– Сколь же многие любили и желали тебя, прекраснейшая из прекрасных… – вздыхает Алфея, – и сколь же многих любила ты. Нет, как могу я, ничтожная смертная, даже помыслить о том, чтобы встать вровень с богиней?.. Ах, если бы увидеть воочию ее красоту!

 

Зеркало – лед и огонь, слитые воедино в черной утробе кузницы. Точено-гладкая рукоять его скользит в ладонях Алфеи, и женщина на рукояти, длинноволосая, крутобедрая, манит, воздевая призывно руки, и бронзой светятся острые соски ее на обнаженных грудях.

 

– Ах, если бы увидеть тебя воочию, о, обольстительнейшая из всех богинь!

 

Зеркало – остывающий жар раскаленного горна, в дымком, огненном мареве плавится бронза в ладонях Алфеи. И рвется в клочки золоченая сеть, и громом гремят золотые кимвалы, и, в ослепительной наготе своей, в жемчужном венчике на черных кудрях, она является перед Алфеей – прекрасногрудая Афродита, прельстительница жен и мужей.

 

– О чем ты хотела просить меня, смертная? – шевелятся губы ее, нежные, точно розовые лепестки. – Зачем молила ты о встрече со мною? Уж не стрела ли Эрота язвит твое робкое сердце?

 

– Твоя красота поражает вернее стрелы, – Алфея отводит взгляд – от лилейно-белой груди ее, от бронзово-твердых сосков, подобных наконечникам стрел. – Возможно ли не восхищаться тобою, Цветущая?

 

– Тогда покажи мне свое восхищение, – жемчугом перекатывается в ушах Алфеи божественный голос, – я не терплю сомневающихся и боязливых. Ну же! Смелее!

 

…Дыханье ее веет яблочно-сладким, и сладок на вкус поцелуй, когда, уронив с волос покрывало, Алфея впивается в губы ее, точно в сочно-зрелое яблоко. И теплые, словно солнцем нагретая бронза, ладони ее скользят под хитоном Алфеи, ныряют в складки его, будто в пенные волны, и стоны ее подобны чаячьим крикам над пеной морской, и Алфея стонет в ответ… пока, острое, как осколок разбитого зеркала, не врезается что-то под грудь, не рвет кожу до красно-кровавых царапин.

 

– Ах, эта твоя острая пряжка! Ты поранила мне руку, ничтожная смертная!

 

Алфея смотрит – на маково-красные капли на мраморно-белом полу, на темным, грозовым гневом искаженное лицо Афродиты. А потом – божественное лицо проясняется, гроза уходит, сверкнув напоследок беломолниевой вспышкой.

 

– Но что эта рана в сравнении с сердцем твоим, израненным самою любовью?.. Прощаю тебя, смертная… – точно в мутью подернутом зеркале, лицо ее тает, смывается бронзово-рыжим, до слез ослепительным солнцем, потоками хлынувшим через окно, – прощай…

 

…Алфея протирает глаза, берет зеркало в руки, смотрит, оправив волосы, ныряет взглядом в точено-блескучую, нетронутую волнами гладь. В зеркале – она сама, изящный завиток волос под покрывалом, янтарные капли бус, стекающие на грудь.

 

– Странное мне было видение – будто сама Афродита явилась ко мне, сошла с вершины Олимпа, легко ступая по облакам. Будто любила меня прекраснейшая из Зевсовых дочерей, а после… – шепчут губы ее, и отраженье смеется в ответ, и острой стрелою Эрота горит на груди золоченая пряжка, и маково-красною каплей сияет кровь на ее острие.

 

­­­­­­­­­­­­­­­­­Конец

 

Афродита – древнегреческая богиня любви, рожденная из пены морской. Одним из атрибутов богини было зеркало, а символами – розы, лилии, яблоки, маки. Имела множество возлюбленных как среди богов, так и среди простых смертных, покровительствовала однополой любви. Именно к этой богине в своих стихах взывала известная лесбийская поэтесса Сапфо.

 

Будучи замужем за Гефестом, Афродита изменяла ему с богом войны Аресом. Обманутый муж, подозревая неладное, изготовил прочную золотую сеть, разместив ее тайно над ложем богини. Эта сеть упала на любовников во время свидания, поймав их в ловушку. Этот и другие сюжеты с Афродитой, наряду с прочими любовными сценами, зачастую использовались древними греками для гравировки обратной стороны зеркал, изготовляемых ими из бронзы.

 

Приведенный в качестве эпиграфа отрывок из «Илиады» Гомера – это язвительные слова богини Афины, сказанные ею Зевсу касательно раны, полученной Афродитой. Получила она ее, правда, не на ложе любви, а в бою – Афродита спасала своего сына, троянского героя Энея, которого намеревался насмерть поразить ахейский герой Диомед, чью руку направляла богиня Афина. Афина же и дала Диомеду возможность нанести рану самой Афродите. 

Прочитано 101 раз
Другие материалы в этой категории: « Дела давно минувших дней